Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Почти половину тысячелетия реальных сроков лишения свободы суммарно получили молодые петрозаводчане в 2018 году за незаконный оборот наркотиков.

Незаконный оборот наркотиков и наркотических средств был и остается наиболее тяжким и общественно опасным преступлением не только в нашей стране, но и во всем цивилизованном мире. Когда мы говорим о наркоторговле, то чаще всего наши представления сводятся к киношным образам мафиозных структур с наркобаронами, колумбийскими картелями и кокаиновыми плантациями. Но «проза жизни» оказывается куда более жесткой и обыденной: на скамье подсудимых по «наркотическим статьям» часто оказываются совсем молодые ребята с неплохой репутацией, из обычных, среднестатистических карельских семей, которые никогда не помышляли связать свое будущее с уголовным миром.

Как молодые люди попадают на скользкий путь наркоторговли, каково лицо среднестатистического карельского наркодилера и что ждет их в конце пути — об этом наш разговор со старшим помощником прокурора Петрозаводска Юлией Железовой.

 — Юлия  Владимировна, можно ли сегодня говорить о том, что наркопреступность в городе помолодела и что настоящее осознание молодыми людьми своей преступной деятельности приходит уже после вынесения приговора суда?

— Безусловно, преступность, связанная с незаконным оборотом наркотиков, молодеет. «Мама, прости меня», — такую фразу мы все чаще слышим в судебных заседаниях при рассмотрении уголовных дел о сбыте наркотических средств и психотропных веществ. Видя на скамье подсудимых молодых людей, которые впервые привлекаются к уголовной ответственности, изучая их положительные характеристики, благополучные условия жизни, допрашивая самих фигурантов, их круг общения и родственников, понимаешь, что темпы вовлечения в незаконный оборот наркотиков приобрели масштабы социального бедствия.

Значительная часть осужденных за незаконное распространение наркотических средств начинает понимать серьезность предъявленного обвинения и суровость грозящего наказания лишь в зале судебного заседания. Подавляющим большинством подсудимых действия, в которых они обвиняются, не воспринимаются ими как совершение особо тяжких преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет (ч.4 ст. 228.1 УК РФ).

 — Как молодые люди чаще всего приходят в теневой бизнес, связанный с наркотиками, — через собственный опыт употребления?

— На допросах подсудимых мы слышим примерно одинаковые истории: иногда покуривали с друзьями «спайс», заказывали через интернет. На сайте так называемого интернет-магазина по продаже наркотиков увидели рекламу с приглашением на работу в роли «закладчиков», привлекли легкие деньги, подумали, что не сложно между занятиями в учебном заведении или просто вечером, прогуляться по городу и разложить несколько пакетиков с разовыми дозами наркотиков, отправить места тайников «работодателю» и получить пару тысяч на карту – легкие деньги.

И действительно, устанавливая в ходе суда условия такого «трудоустройства» понимаешь, что ничего сложного нет: через программу мгновенного обмена сообщениями «Телеграмм» списываешься с лицом под определенным ником (обычно название магазина) и сообщаешь о готовности работать. «Работодатель», в целях исключения обмана, просит внести залог, это сравнительно небольшая сумма в 4-5 тысяч рублей. Если нет денег, тоже не беда, есть другой вариант – разместить рекламу «интернет-магазина» путем нанесения аэрозольной краской на видные места в городе (стены домов, гаражи, заборы), отправить фотографическое подтверждение и — ву а ля, ты принят на работу. По одному из дел подсудимый за два дня сделал около 35 рекламных надписей в подтверждение серьезности своих трудовых намерений.

 — Как происходят «трудовые отношения» между «работодателем» и закладчиком, много ли зарабатывают ребята на таком опасном промысле?

— Так называемый «работодатель»  скидывает адрес оптовой закладки с наркотиком, которую необходимо забрать («поднять клад») и разложить по тайникам на территории города. При этом даются инструкции, в каких местах и в какое время лучше делать тайники и даже рекомендации насчет одежды, в которой наиболее безопасно исполнять «трудовые функции», чтоб не привлекать внимание правоохранительных органов или внимательных граждан. Разложил наркотики, расфасованные на разовые дозы, сфотографировал, отправил координаты, проиллюстрированные фотографиями, и все – рабочий день закончен. После проверки ответственности такого работника, то есть после подтверждения получения наркотика из сделанного тайника конечным потребителем, на карту переводится заработная плата. Для тех работников, кто сам потребляет наркотики, есть бонус – часть товара можно оставить себе для личного употребления. За раскладку одного «оптового клада» можно заработать 10-20 тысяч рублей.

 — Какие легкие деньги!

— Действительно, многими это воспринимается поначалу, как «работа мечты»! Не надо мучительно сидеть на парах в техникуме или вкалывать весь день на работе, получая примерно такие суммы в месяц. Только есть одно «но», которое, к сожалению, осознается многими только после задержания очередного любителя легкого заработка сотрудниками полиции, — потратить зарплату некуда, поскольку в местах лишения свободы нет развлечений, магазинов и свободы передвижения.

 — Но трудиться на такой «работе мечты», наверное, долго не приходится?

— Нет, конечно! Методы выявления «закладчиков» сотрудниками наркоконтроля  давно отработаны до мелочей, эффективность реализаций ими своих полномочий достаточно высока, и в суде это становится очевидным, поскольку из общего количества уголовных дел, рассмотренных только Петрозаводским  городским судом в текущем году, каждое 14 дело было рассмотрено в отношении «закладчиков интернет-магазинов».

«Да я только три (четыре, пять) пакетиков разложил», — оправдывают свои действия подсудимые: «За что меня в тюрьму на 9 лет»? И каждый из них, за редким исключением, в последнем слове произносит фразу, смысл которой сводится к следующему: если бы я знал, что за это меня лишат свободы, то никогда бы не соблазнился на такое предложение о работе.

 — Юлия Владимировна, какова статистика в текущем году по привлечению к ответственности за незаконный сбыт наркотических средств?

— Прокуратура озабочена складывающейся ситуацией по вовлечению огромного количества молодых петрозаводчан в незаконный оборот наркотиков на территории города, в связи с чем использует любую возможность довести до сведения каждого жителя сведения о привлечении к уголовной ответственности за незаконный сбыт наркотических средств.

За текущий год к уголовной ответственности привлечено 104 человека, 80% которых — в  возрасте до 30 лет. Общий срок лишения свободы, назначенный только Петрозаводским городским судом приговорами в 2018 году виновным петрозаводчанам, составил  почти половину тысячелетия — 437 лет в исправительных колониях различного вида. Минимальное наказание по наиболее мягкой части статьи 228.1 УК РФ составляет 5 лет лишения свободы и иного вида наказания, кроме лишения свободы, по данной статье уголовный закон не предусматривает. Так что тут, как говорится, без вариантов: незаконный сбыт наркотиков всегда заканчивается реальным лишением свободы.

— Спасибо Вам за беседу.