Эмилия Слабунова

Эмилия Слабунова

Председатель российской объединённой демократической партии «Яблоко», депутат Законодательного собрания Республики Карелия.

Я в эфире федерального ТВ говорила, что тогда поверю в прорыв, когда на пути к нему у нас лишат липовых диссертаций всех, кого «Диссернет» поймал на этом, а реализовывать амбициозные планы дадут профессионалам, а не приближенным. Например, Павел Дуров возглавит проект «Цифровая Россия».

Когда у нас на научные разработки будет тратиться хотя бы 2% ВВП. О каком прорыве мы мечтаем с нынешними расходами на науку?! Ведь доля страны в мировом ВВП четко коррелируется с ее расходами на науку. А мы… Каковы наши расходы на науку, таково и наше место в мировом ВВП.

Когда ликвидируют вторые и третьи смены в школах для того, чтобы дети учились так, как это должно быть в XXI веке, когда сменятся приоритеты бюджета, и 29% бюджета не будет тратиться на военные цели и правоохранителей, а пойдет на человеческий капитал.

Когда у нас будет реальная политическая конкуренция, когда заработают все институты, появятся независимые суды и большой комплекс других институтов.

Президент щеголял статистикой. А когда у нас в ней кардинальные изменения произошли? Когда был арестован господин Улюкаев, пообещавший 20 лет стагнации, и Росстат переподчинили Минэкономразвития.

Инцидент в Керченском проливе, по мнению президента, — спланированная провокация в рамках предвыборной кампании Порошенко. Но ведь ситуация в Керченском прорыве – это результат того, что мы являемся после весны 2014 года страной с непризнанными границами. В договорах нулевых годов России с Украиной было записано, что Россия является гарантом суверенитета и целостности границ Украины. Мы брали на себя эти обязательства, и сами же в 2014 году их нарушили.

И еще раз про санкции. Санкции — очень тяжелый удар для нашей экономики. Международные эксперты еще полтора года назад говорили, что те страны, которые ввели санкции против нас, несут потери около 100 млрд долларов, но это общая сумма на все эти серьезные и мощные экономики. По их же оценкам, на тот момент наша экономика, отнюдь не мощная, теряла 53 млрд долларов. А на сегодняшний день, по оценкам Столыпинского института, потеряны 46 трлн рублей добавленной стоимости – если представить в бюджетах, то это больше, чем два годовых бюджета страны!

Вот такой вот «прорыв»…

На пресс-конференции президент Путин говорил про прорыв, «фишки», и что «все будет хорошо».А я в эфире федерального ТВ говорила, что тогда поверю в прорыв, когда на пути к нему у нас лишат липовых диссертаций всех, кого «Диссернет» поймал на этом, а реализовывать амбициозные планы дадут профессионалам, а не приближенным. Например, Павел Дуров возглавит проект «Цифровая Россия».Когда у нас на научные разработки будет тратиться хотя бы 2% ВВП. О каком прорыве мы мечтаем с нынешними расходами на науку?! Ведь доля страны в мировом ВВП четко коррелируется с ее расходами на науку. А мы… Каковы наши расходы на науку, таково и наше место в мировом ВВП.Когда ликвидируют вторые и третьи смены в школах для того, чтобы дети учились так, как это должно быть в XXI веке, когда сменятся приоритеты бюджета, и 29% бюджета не будет тратиться на военные цели и правоохранителей, а пойдет на человеческий капитал.Когда у нас будет реальная политическая конкуренция, когда заработают все институты, появятся независимые суды и большой комплекс других институтов.Президент щеголял статистикой. А когда у нас в ней кардинальные изменения произошли? Когда был арестован господин Улюкаев, пообещавший 20 лет стагнации, и Росстат переподчинили Минэкономразвития.Инцидент в Керченском проливе, по мнению президента, — спланированная провокация в рамках предвыборной кампании Порошенко. Но ведь ситуация в Керченском прорыве – это результат того, что мы являемся после весны 2014 года страной с непризнанными границами. В договорах нулевых годов России с Украиной было записано, что Россия является гарантом суверенитета и целостности границ Украины. Мы брали на себя эти обязательства, и сами же в 2014 году их нарушили.И еще раз про санкции. Санкции — очень тяжелый удар для нашей экономики. Международные эксперты еще полтора года назад говорили, что те страны, которые ввели санкции против нас, несут потери около 100 млрд долларов, но это общая сумма на все эти серьезные и мощные экономики. По их же оценкам, на тот момент наша экономика, отнюдь не мощная, теряла 53 млрд долларов. А на сегодняшний день, по оценкам Столыпинского института, потеряны 46 трлн рублей добавленной стоимости – если представить в бюджетах, то это больше, чем два годовых бюджета страны!Вот такой вот «прорыв».

Опубликовано Эмилией Слабуновой Четверг, 20 декабря 2018 г.

Оригинал публикации