Исповедь криптовалютчика

0
1097
Виталий Флеганов. Фото: Алексей Владимиров

Предыдущая публикация: Биткоин в России как право на преступление.

Газета «Совершенно секретно» в партнерстве с онлайн-журналом «Черника» попытались разобраться, какие формы «криптовалютная лихорадка» принимает в России. В этом ему помог майнер из Карелии Виталий Флеганов, согласившись дать поистине сенсационное интервью. Оказывается, зря мы думаем, что наши чиновники и силовики застряли в прошлом веке и порой не знают, как включить компьютер. На самом деле наиболее предприимчивые из них давно  не лаптем щи хлебают и поставили себе на службу передовые технологии блокчейна и биг-даты… Впрочем, обо всем по порядку.

— Вы консультант по майнингу криптовалют, какова ваша клиентура?

– К удивлению, соотношение примерно следующее: 95% – это чиновники и приближенные к власти люди и 5% – предприниматели и обычные граждане.

– Чиновники каких уровней – федеральные или региональные?

– В моем случае это региональные чиновники. Один человек связан с правительством Республики Карелия, два человека из полиции республиканского уровня, не ниже звания полковника, два пенсионера ФСБ и еще четыре действующих сотрудника ФСБ, ну и из судейской среды два человека – из Петрозаводского городского суда.

– А с чего начались ваши контакты с чиновниками?

– В 2015 году я, ради эксперимента, сделал на своей странице в Facebook баннер с рекламой консультаций на тему инвестиций в биткоины. Стоимость консультации я оценил в 500 рублей. И это сработало. Через какое-то время я уже зарабатывал небольшие деньги. А позднее ко мне начали обращаться люди, которые не были похожи на предпринимателей, и их главным образом интересовали переводы за границу. Как отличить предпринимателя от чиновника? Предпринимателей же интересует в основном уход от налогов, а чиновников – как уйти от Центробанка, чтобы доходы не были видны. Я консультировал их по этому вопросу и получал за это деньги. Потом им требовалась помощь с установкой «кошельков» на компьютеры, либо они давали деньги и просили купить им криптовалюту и хранить ее у себя. Конечно, в таком деле доверие приходит постепенно. И со временем мне стали доверять многое.

– Для чего вашим клиентам конвертация рублей в биткоины или перевод денег за границу?

– Причины для покупки или продажи биткоинов примерно у всех власть имущих одинаковы. В основном это не инвестиции, что казалось бы логичным, а покупка биткоинов для совершения международных переводов и платежей вне банковской системы.

– Каково ваше предположение насчет происхождения этих денег?

– Поскольку суммы, которые участвуют в сделках, иногда в несколько раз превосходят годовые зарплаты чиновников, можно предположить с высокой долей вероятности, что это коррупционные деньги.

– Ваши клиенты могут сами проводить операции по покупке и продаже криптовалюты или переводу денег?

– Большинство чиновников – моих клиентов не хотят разбираться в технологии блокчейна. Они ничего в ней не понимают. Просят меня купить биткоины и хранить у себя. В своем «облачном» кошельке. Это очень интересный момент! Поскольку я могу просто присвоить эти деньги себе, и мне за это ничего не будет, можно сказать, я один из немногих людей, который может вводить санкции против некоторых наших чиновников, конфискуя их криптовалютные финансовые активы.

– Сколько чиновничьих денег оформлено именно на вас?

– В 2017 году было более $3 500 000. Они находятся в «облаке» в моем биткоин-кошельке. Однако сейчас ситуация немного изменилась. Цена биткоина упала, поэтому сумма немного уменьшилась. А также около трети моих клиентов решили уйти из биткоина по различным причинам. Это к вопросу о том, как я зарабатываю на падающем рынке.

– Если я правильно понял, вы «криптокошелек» коррумпированных чиновников Республики Карелия? Можно вас так называть?

– Думаю, что можно. Но учтите, что это несопоставимо с теми суммами, которые, например, нашли у сотрудника антикоррупционного управления МВД полковника Дмитрия Захарченко. На счетах его отца в швейцарском банке хранилось около $300 млн. И это еще не считая $120 млн. и 2 млн. евро наличными, которые нашли в его квартире при обыске.

– Идем дальше. С какими просьбами и запросами обращаются к вам сотрудники полиции?

– Сотрудники полиции начали ко мне обращаться намного позже, чем сотрудники ФСБ. После того как им запретили выезд за границу. Соответственно, у них возникла проблема. Среди полицейских чиновников немало тех, у кого дети живут за границей: во Франции, Италии, Испании, Великобритании… В основном студенты.

– Ваша клиентура из УВД Петрозаводска или из МВД по Республике Карелия?

– Из УВД Петрозаводска. Но я могу не знать конечного получателя, если сотрудник действует по заданию сверху.

– И на сладкое у нас остались сотрудники ФСБ. Два отставника и четыре действующих. Какие услуги вы предоставляете им?

– Практически те же самые. Это сотрудники карельского УФСБ. Их дети тоже учатся во Франции, США. И им тоже нужно совершать переводы, то есть отправлять определенные суммы денег своим чадам, чтобы они там безбедно существовали.

– Вам известно, какие профессии востребованы у детей карельских чекистов?

– Одна дочка учится в балетной школе, один отпрыск – на писателя, и двое – будущие воротилы туристического бизнеса.

– Какие суммы переводов и покупок криптовалют проходят у карельских полицейских и сотрудников госбезопасности?

– У сотрудников полиции сумма покупок составляет примерно от 1 до 5 биткоинов, а у сотрудников госбезопасности от 10 до 20 биткоинов за один раз. Сейчас биткоин стоит около $11 500.

– То есть в среднем один раз в год каждый из них приносит вам для покупки биткоинов примерно $400 000?

– Да, это, если перевести в рубли, более 24 000 000 (!) в год. Хотя я уже привык считать в долларах США.

– Получается больше 2 млн. рублей в месяц. Вряд ли такие суммы чиновник или сотрудник госбезопасности, тем более полицейский, зарабатывает официально.

– Да, и единственно возможное объяснение наличия у них таких сумм денег, по моему личному мнению, – коррупция. Хотелось бы, чтобы возможность зарабатывать по 2 млн рублей в месяц была у всех граждан Карелии и России, а не только у избранных – присосавшихся к бюджету или коррупционным схемам.

– Вы готовы назвать конкретные фамилии?

– Я думал об этом. Пока нет. И из соображений безопасности, и по причине моих договоренностей с клиентами о полной конфиденциальности. Могу лишь намекнуть. По-моему, ни на одной министерской должности и ни на одном руководящем посту в госпредприятиях у нас, в Республике Карелия, нет честных людей. При желании в действиях любого из них можно легко найти коррупционный состав.

– Вы не боитесь последствий для себя после выхода публикации?

– У меня, разумеется, есть план Б. Но, скорее всего, мои клиенты, достаточно разумные люди, не сдадут самих себя. Они заинтересованы в сохранении анонимности своих сбережений. К тому же их статус и положение позволяют им достаточно хорошо защитить и себя, и свои тайны. В этом плане система биткоина и смартконтракты надежнее любого швейцарского банка. Эта история будет больше интересна для обычных граждан и с точки зрения подноготной действующей власти, и с точки зрения инноваций, которые в ближайшее время войдут в нашу жизнь. Возможно, граждане задумаются, куда исчезают их деньги и откуда они появляются у наших чиновников.

Подготовил: Алексей Владимиров

Оригинал публикации