Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

На прошлой неделе в Олонецком районе активисты из числа местных рыбаков начали собирать подписи под петицией «за свободный доступ к Андрусовской губе простому рыбаку». В петиции утверждается, что у олончан хотят забрать право рыбачить в Андрусовской губе Ладожского озера и лишить даже возможности подъезда к ней. Собрано  уже несколько сот подписей. Инициаторами нового конфликта выступили монахи Андрусовского монастыря.

Фото: f.otzyv.ru

История этого противостояния длится уже не один год. Началась она с того времени, когда под модные разговоры о «возрождение духовности», на берегу Ладоги, неподалеку от поселка Ильинский, где когда-то очень давно стоял монастырь, появились первые монахи. И потом, в 2011 году, районная администрация, возглавляемая тогда Ольгой Терво, предоставила возрождаемому монастырю безвозмездно 15 гектаров земли сроком на 10 лет. Решение, которое само по себе вызывает вопросы.

Тут надо пояснить, что местечко Андрусово находится на территории особо охраняемой природной территории — заказника «Андрусово». Создан он был, с целью сохранения природных ландшафтов, растений и животных, занесенных в Красную книгу, еще в 1991 году.

Фото: f.otzyv.ru

В Положении о заказнике сказано, что на его территории запрещено любое строительство. Таким образом, при предоставлении монастырю земельного участка фактически было нарушено действующее законодательство.

Но это не помешало появившимся в Олонецком районе монахам начать свое строительство. А затем и установить шлагбаум на дороге к Ладожскому озеру. Тогда, несколько лет назад,  местные жители в своем коллективном обращении писали:

 «Испокон веков жители Олонецкого района ездили по этой дороге к месту отдыха и рыбалки, многие держали здесь свои лодки и даже проживали в летнее время. Но теперь эти промыслом стало невозможно заниматься, так как дорога в бухту перекрыта с надписью «Посторонним вход запрещен». Хотелось бы знать, кто посторонний – коренные жители или неизвестно откуда и совсем недавно приехавшие люди? Эта дорога всегда была общего пользования. Мы не против возрождения монастыря на историческом месте, мы против захвата природоохранной зоны Ладоги (уже висит объявление об очистке берега от лодок и прочего инвентаря). Люди возмущены до крайности, периодически происходят столкновения между рыбаками и жителями обители».

Фото: f.otzyv.ru

 Тогда конфликт удалось уладить, монахи шлагбаум сняли. Но только на время.

Надо признать, что и среди местных рыбаков есть те, кто в пределах 200-метровой береговой зоны построил сарайчики и прочие хозпостройки. Конечно, это нарушение закона. Но в данном случае прокуратура отреагировала и обратилась в суд, который возложил на нарушителей  обязанность освободить земельные участки, незаконно занятые и используемые для размещения хозяйственных построек на территории заказника. Все правильно. Но что же с куда более основательным монастырским строительством?

Когда я стал разбираться с этим вопросом, то выяснилось, что оказывается, бывают «богоугодные» незаконные постройки. А именно: федеральным законом № 339-ФЗ, «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (в части уточнения положений о самовольных постройках)», принятым в прошлом году, в том числе установлено, «по ходатайству Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла», что храмы и иные самовольные постройки религиозного назначения выведены из-под запрета на использование. При этом, согласно п.1 ст.2 нового закона религиозные организации вправе использовать самовольные постройки религиозного назначения, а также самовольные постройки, предназначенные для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующие с ним единый культовый комплекс, в случае соответствия таких построек требованиям, установленным Правительством Российской Федерации.

В том случае, если вышеуказанные самовольные постройки не отвечают установленным Правительством РФ требованиям, их использование религиозными организациями допускается до 2030 года.

Можно только позавидовать лоббистским возможностям РПЦ. Но проблема в том, что монастырское строительство в зоне природного заказника продолжается. А это уже новое нарушение закона! Но на него прокуратура почему-то пока никак не реагирует. Хотя, ведь если подали в суд на рыбаков, соответственно, должен быть подан такой же иск и к Андрусовскому монастырю. Или, как говорил один киношный герой Олега Ефремова, «a нога — у того, у кого надо нога?»

Понятно, что чувствуя такую благожелательность со стороны властей, которые недавно подтвердили свое решение о выделении земли, монахи из обители опять готовы показать «кто здесь хозяин» и никого не пускать к озеру.

Постскриптум

Поразительно, но история основателя Андрусовского монастыря весьма поучительна и как будто, повторяет нынешние события. Если верить житию этого святого, преподобный Адриан Ондрусовский происходил из знатного московского дворянского рода, но ушел в монахи и поселился на берегу Ладоги. Монастырь при нем рос и строился, и великий князь, Ва­си­лий III, даже пожаловал ему осо­бой гра­мо­той ми­ло­сты­ню из сво­ей каз­ны и вме­сте с этим запретил сво­им на­мест­ни­кам брать по­шли­ны с мо­на­стыр­ских лов­цов и рыб­ных то­ней. А Иван  Гроз­ный, под­твер­див гра­мо­ту своего ро­ди­те­ля, по­жа­ло­вал игу­ме­ну с бра­ти­ей на Ла­дож­ском озе­ре новые рыб­ные то­ни. Преподобный Андриан был обласкан властью, но в итоге убит местными крестьянами. Якобы они позарились на царские дары. Между прочим, весьма типичная история в то время.

Василий Ключевский, крупнейший дореволюционный историк и автор диссертации «Жития святых как исторический источник», отмечал что «рассказы об озлобленном отношении окрестных обывателей к строителям монастырей, их опасения потерять земли и угодья не редки в древнерусских житиях».

То есть, если реконструировать те давние события, получается банальная ситуация: приехал в глухую провинцию аристократ из Москвы, начал устанавливать свои порядки, «отжимать» у местных крестьян важнейшие источники их пропитания. Соответственно, вызвал ненависть и был в итоге убит. Другого пути отстоять свои права у карельских крестьян тогда не было. Что поделаешь, позднее средневековье – оно такое…

К счастью, теперь у нас есть суд и прокуратура, которые призваны защищать закон и права жителей Олонецкого района. Не так ли?