Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Хроника оптимизации одноэтажной Карелии.  Публикация содержит фото, содержащее сцену жестокого обращения с животным.

Никогда бы не подумал, что я буду жить во времена, когда каждодневные новости Карелии больше будут напоминать новости из оккупированных нацистами городов, где под вопли и стенания местного населения, эсэсовцы выволакивают из толпы горожан очередных заложников, чтобы поставить их к стенке и публично расстрелять за неповиновение.

Сегодняшняя ситуация в республике «гармонично» вписывается в «хронику гнусных времен»: то в одном, то в другом, то в третьем поселке, под отчаянные вопли и стенания местных жителей, правительство Карелии выволакивает очередного заложника на оптимизацию — школу или детский сад. А республика с замиранием сердца ждет: кто следующий, какую школу завтра «поставят к стенке»?

Фото: Алексей Владимиров

Пришла очередь и жителям Нюхчи принести в жертву оккупационному режиму свою школу. Они не первые и не последние в этой бесконечной череде «расстрелов»: такая судьба ждет, рано или поздно, все бесперспективные школы в бесперспективных поселках бесперспективной и вышвырнутой на обочину жизни одноэтажной Карелии.

Школа в селе Нюхча. Фото: uslugiavto.ru

Посулы правительства провести оптимизацию с наименьшими потерями для местного населения так же пусты, как и все предыдущие обещания. Нельзя быть немного убитым и частично уничтоженным, опыт прожитых «оптимизационных» лет показывает: убивают и уничтожают школы и детские сады раз и навсегда, а обещания так и остаются обещаниями.

Для того, чтобы нюхчане не питали особых иллюзий, приведу всего лишь два примера из истории оптимизаций в поселке Калевала, где под раздачу попали детский сад и начальная школа. Произошло это достаточно давно — на заре эпохи школьных погромов в Карелии, эти объекты попали под оптимизацию еще тогда, когда республика особо не ощутила подвоха в надвигающейся реформе образовательных учреждений.

Оптимизированный детсад в Калевале.

Когда оптимизировали двухэтажный детский сад, выводы местной власти о том, что здание обветшало, является избыточным объектом и не имеет перспектив, — не выглядели устрашающими: в поселке оставалось достаточно детских садов, чтобы удовлетворить потребности населения. Их и так потихоньку ликвидировали — то один детский сад закроют, то другой. Дошла очередь и до самого большого — в два этажа.

Проблему ощутили позднее и не только в том, что мест в детских садах стало не хватать, но и в том, что бесхозное здание (выставленное на торги) стало превращаться в поселковый притон, который за свою не очень долгую постоптимизационную жизнь уже успел загореться. Жители поселка периодически звонят в колокола, опасаясь, что очередная подростковая компания спалит здание дотла, но районные власти уже в течение многих лет не могут выйти из тупика в вопросе ликвидации постройки.

Второй оптимизированный объект — Калевальская начальная школа. Ее ликвидации предшествовала шумная пиар-кампания. Школу признавали аварийной, опасной для пребывания в ней детей, показывали многомиллионные выкладки, которые предстоит потратить на ремонт начальной школы, убеждали, что гораздо правильнее — продать объект частнику, а начальное звено «переселить» в Калевальскую среднюю школу.

Оптимизированная начальная школа

Тогда всех убеждали, что места в средней школе хватит всем. Потом выяснилось, что места хватает всем только при том условии, что учится детишкам Калевалы придется в две смены. И с полной шестидневной загрузкой.

Но, ничего, — убеждала нас власть: мы быстренько согласуем проект и смету пристройки, построим ее и все будут в шоколаде. Не получилось ни со сметой, ни с проектом. Причина банальна и проста — денег нет. Хотя ведь все заранее понимали, что небеса не разверзнутся и деньги на пристройку оттуда не посыплются! Это просто игра такая — тянем время — называется.

Каждый год нас кормят все новыми прожектами: то реконструкцией пугают, то обещают отремонтировать соседнее здание бывшего Дома детского творчества и приспособить его под школьные нужды. Но так ничего и не получается. Потому что не должно получиться в принципе. Потому что изначально существовал только план А: ликвидация здания начальной школы. И никогда не существовало плана Б, предусматривающего расширение площадей средней школы. Все это было и остается пустопорожним трепом властей. Обещаем обещаньями переобещать обещанное.

А что же здание начальной школы — спросите вы? Так ничего: стоит в полуразрушенном, полурастащенном и основательно разгромленном виде на главной улице поселка, вызывая тихую панику у жителей соседних домов, которые видят все те же подростковые компании, которые с завидным постоянством навещают эти руины. Обитают в «заброшке» (так ее называют подростки) и бездомные собаки. Некоторые из них здесь же находят свой печальный конец. В общем, здание бывшей начальной школы живет своей отдельной и обособленной жизнью притона, ожидая своего единственного логического конца: оно сгорит, как сгорают, рано или поздно, все «заброшки» Калевалы. В этом их судьбы похожи, как две капли воды.

У здания есть хозяин, выкупивший объект, но никто в поселке не знает ни кто он, ни где он обитает. И сам мистический владелец объекта в течение многих лет никак не обозначает свое присутствие или хотя бы свою заинтересованность в том, чтобы его имущество было как-то сохранено или разобрано и распродано. Просто ничего: закрыли, продали и забыли. Очень удобно: частная собственность неприкосновенна. А где собственник, жив ли он вообще и существует ли в реальности — это вопрос третий. Задача-то была в другом: ликвидация начальной школы. То есть, та самая, пресловутая оптимизация.

Ничего, кроме глухой тоски, озлобленности на власти района и республики и обиды за происходящее со всеми нами эти руины не вызывают. Еще бы: тысячи калевальцев учились в стенах этой школы. Учились в разные времена, некоторые были куда тяжелее и хуже нынешних. Как говорится, бывали хуже времена, но не было подлее.

Сегодня вы не найдете в поселке ни одного коренного жителя, у которого с начальной школой не были бы связаны какие-то теплые и светлые воспоминания. Это и называется — связь времен и поколений. А то, во что сегодня превращено здание школы — это свидетельство того, как безжалостно, подло и прагматично власть уничтожает эту связь, как она лишает нас одновременно и прошлого, и будущего, оставляя только тоску и безысходность настоящего. И мы все отчетливо понимаем, что мы — лишние в этом настоящем. И не только мы. В том будущем, которое вырисовывается на наших глазах, лишними оказались уже и наши дети.

В этой Карелии, в этой системе ценностей в число нелишних попадает только власть. Все рушится, перекраивается и упраздняется только во благо власти и ни разу не во благо людей. И под ударом сегодня находятся все, кто не вписывается в систему коррупционной вертикали, кто «тратит слишком много» на детей, на образование, на воспитание, лечение, рождение. Кто тратит бюджетные деньги на продолжение жизни.

Хоть слово «оптимизация» имеет со словом «оптимизм» общий корень optimus (улучшение), не стоит путать эти два совершенно полярных понятия в условиях современной Карелии. Ибо улучшение это касается только тех, кто инициирует очередной школьный погром. Для всех остальных это сигнал SOS.

Так что смотрите, нюхчане: на этих фотографиях цена обещаниям властей сделать оптимизацию щадящей, красивой и отвечающей требованиям народа. Не верьте им: будет только жесть и только хардкор.

На снимках: руины детского сада и начальной школы в поселке Калевала. Фото: Надежда Васильева, п. Калевала.