Нет читателей — не будет и газет

1398

Как стало известно нашей редакции из неофициальных источников, с 1 июля газету «Ома Муа», выходящую на карельском языке, ждет сокращение с 12 до 8 полос, издающуюся на финском языке «Карьялан Саномат» урежут с 16 до 12 полос. Вдобавок обе газеты станут черно-белыми. При этом на сегодняшний день нет ясности, будет ли в июле обеспечен выход бумажных версий этих газет. Выход в свет очередного номера журнала «Carelia» перенесен на неопределенный срок. Причины, как сообщается, исключительно финансовые.

Конечно, с одной стороны это общая тенденция — сокращение тиражей печатных изданий в эпоху интернета. Но с другой — проблема в том, что читателей у национальных изданий становится все меньше. Напомним, что по данным последней Всесоюзной переписи численность карел в Карельской АССР составляла 79 тысяч человек, вепсов – почти 6 тысяч, финнов 20 тысяч.

А последняя перепись 2021 года показала, что карелов в Карелии осталось всего 25 тысяч человек, вепсов – 2,5 тысячи, финнов вообще всего 3 тысячи. Но если множество финнов уехало на историческую родину, то для карелов и вепсов возвращение к капитализму обернулось демографической катастрофой.

Первый удар в 90-е годы пришелся по жителям села и прежде всего по мужчинам работоспособного возраста. Что поделаешь, такой у нас народ – один обанкроченный «эффективными собственниками» совхоз – не один десяток преждевременных могил на деревенском кладбище. В лес, основу жизнедеятельности коренного населения, тоже пришел частный бизнес, для которого главное – прибыль. Что опять же привело к безработице и вымиранию целых поселков. Следом за закрытием производства закономерно последовала оптимизация социальной сферы, безжалостно проводимая чиновниками из «Единой России». Сколько в карельских селах и деревнях закрыто участковых больниц, ФАПов, почтовых отделений, малокомплектных школ? Сколько отменено регулярных в советское время автобусных рейсов? Если что построено в наших деревнях в массовом количестве, так это только церкви да часовни. Для отпевания они, конечно, востребованы… Таков результат людоедских либеральных реформ.

Но об этом деятели карельского движения молчали, осваивая деньги, выделяемые на «сохранение карельской культуры». Насколько это было результативно, можно проиллюстрировать одной картинкой. Закрытая, «оптимизированная» школа в маленькой, полувымершей карельской деревне. В покинутом и уже разгромленном здании, в одном из классов, где уже никогда не будут учиться дети, лежит забытая коробка с новыми учебниками карельского языка. Изданными на бюджетные деньги, но никому не нужными…

Ну вот теперь «оптимизация» дошла и до них. Вполне возможно, что через несколько лет издания на карельском языке закроют окончательно за полной ненадобностью. И защищать их будет некому — читателей не осталось…