Империя хаоса

2
1095
"Не ведаете, что творите". Плакат времен Перестройки. Фото: sovposters.ru

Президент РФ Владимир Путин не раз в своих публичных выступлениях называл развал СССР «крупнейшей геополитической катастрофой двадцатого столетия». И всегда в его словах слышатся нотки ностальгии по рухнувшей империи с ее порядками, железным занавесом и «гэбэшной» сущностью. Однако СССР – это далеко не единственная империя, развалившаяся в прошлом столетии. Их было гораздо больше, но ни по одной из рухнувших империй не пролито столько горьких слез, сколько льется по сей день по Советскому Союзу. А все потому, что наша страна по-прежнему застряла в веке империй, который для всей цивилизации давным-давно закончился.

Президент России Владимир Путин. Фото: президент.рф
Президент России Владимир Путин. Фото: президент.рф

Германская и Австро-Венгерская империи пали в результате первой мировой войны. Российская империя рухнула в результате Февральской революции 1917 года. Еще раньше – в 1912 году – развалилась Китайская империя. Османская империя перестала существовать в 1922 году после бегства из страны последнего султана. Вторая мировая война покончила сразу с двумя империями, претендовавшими на мировое господство – Третьим Рейхом и Японской империей, менее заметен на их фоне стал развал Вьетнамской империи, произошедший в том же 1945 году. Британская империя прекратила свое существование в 1949, дольше других «старичков» продержалась Французская империя – до 1962 года. В 1976 была провозглашена, а в 1979 году упразднена Центральноафриканская империя. Наконец, в 1991 году развалился СССР – советская материковая суперимперия, построенная на базе недоломанной империи Российской.

Еще совсем недавно в Петрозаводске можно было встретить такие памятники советской империи. Фото из архива "Карельской губернии"
Еще совсем недавно в Петрозаводске можно было встретить такие памятники советской империи. Фото из архива «Карельской губернии»

Казалось бы, вывод очевиден: эпоха империй канула в Лету. Механизмы подавления, порабощения, эксплуатации и выкачивания ресурсов из колоний перестали работать, начали давать системные сбои еще задолго до Первой мировой. По сути, уже тогда многие понимали, что наступающий ХХ век будет веком падающих империй и веком мировых войн, этими империями спровоцированных. Именно имперский государственный уклад является источником крупномасштабных военных конфликтов, потому что вместе с метрополией, вступившей в войну, все ее колонии и протектораты неминуемо становятся зоной боевых действий, а их граждане – пушечным мясом мирового конфликта.

Единственной империей, оказавшейся «долгожителем» ХХ века, стал Советский Союз. СССР продержался до 1991 года, вплоть до того момента, пока советская империя в буквальном смысле не превратилась в труху и не развалилась под гнетом собственных противоречий. Почему так долго продержался СССР? Основная причина – в политике изоляционизма, которая определяла всю жизнь в границах империи. Не будь Железного занавеса, будь империя хотя бы на четверть открытее миру – Советский Союз не дотянул бы и до 60-х годов: его бы просто разорвали противоречившие всему миру экономические, торговые, финансовые механизмы, не говоря уже о противоречиях в социальном устройстве общества.

Плакат времен Перестройки. Фото: sovposters.ru
Плакат времен Перестройки. Фото: sovposters.ru

Холодная война была спровоцирована только ради того, чтобы сохранить советскую империю в своих границах, чтобы существующий статус кво СССР продержался бы максимально долго. Никаких других основательных и непреодолимых поводов и причин вступать в ядерное противостояние со вчерашними союзниками по антигитлеровской коалиции ни у Сталина лично, ни у всего СССР на тот момент точно не было. Ведь все условия по разделу мира после войны союзники выполнили до последней точки. И воевать с Советским Союзом никто не собирался – еще от Второй мировой не отдышались и кровью не отплевались, чтобы думать о новой войне.

Созданный Советским Союзом военный блок Варшавского договора и экономический союз СЭВ не стали инструментами расширения империи СССР. Даже не потому, что вливание стран Восточной Европы в СССР противоречило международным соглашениям с союзниками по Второй мировой. Руководству СССР было понятно и очевидно, что как ни пришивай, как ни приращивай ГДР, Болгарию и Польшу к Советскому Союзу, ничего дельного не получится. Ведь ту же Прибалтику, «взятую» в лоно советской империи накануне войны, так толком и не удалось прикрутить к СССР до самого 1991 года. И в том самом 91-м этот кусок сразу же отвалился, как совершенно чуждый империи рудимент.

В Таллине - бывшей столице Эстонской ССР. Фото: Валерий Поташов
В Таллине — бывшей столице Эстонской ССР. Фото: Валерий Поташов

Другими словами, лидерам СССР, в отличие от современных политиков России, уже в далеких 50-х годах прошлого столетия стал очевиден факт, что Советский Союз как империя, достиг своего предела, своего края и максимума. И его дальнейшее расширение в какую-либо сторону не будет иметь никакого успеха и приведет только к развалу империи. Хотя при этом не менее отчетливо они осознавали, что советская империя движется к своему закату.

Наверное, только Ленин и Троцкий искренне верили и говорили о коммунизме, как о вершине мироустройства. Сталин об этом говорил уже просто по шаблону и по привычке, Хрущев просто врал в обозримое будущее, а Брежнев врал, потому что на тот момент политическое вранье в СССР стало не просто привычкой, но и целой общественной наукой, изучающей… будущее. Вроде как политическая астрология социализма. Никто же не говорит сегодня, что все астрологи – вруны, а все гороскопы и астрологические прогнозы – чушь собачья. Просто это такая художественно оформленная ложь, не совсем совпадающая с действительностью.

Плакат времен Перестройки. Фото: sovposters.ru
Плакат времен Перестройки. Фото: sovposters.ru

Развал СССР в 1991 году не стал чем-то очень уж неожиданным. К этому развалу империя не шла – бежала со скоростью спринтера. Тем более что мало кто уже пытался ее от этого удержать. Ведь основное свойство любой империи – стремление к саморазрушению. И от этого саморазрушения уберечь империю может только подавление всякого инакомыслия, разночтения и сопротивления. На 1991 год силы, способной организовать нечто подобное сталинской машине подавления, в СССР не уже было – все состарилось, скукожилось, превратилось в труху и пепел. И прежде всего, в труху и пепел превратилась советская идеология, которая не смогла обновиться, адаптироваться к быстро меняющемуся миру и застряла в апрельских тезисах Владимира Ильича Ленина.

СССР не выдержал испытания долгим миром. Империя не живет в мире, империя всегда должна с кем-то воевать и кого-то порабощать. И постоянно обкатывать свое разношерстное население в патриотических военных конфликтах. Для мирной жизни империя не годится, чем кровопролитнее и масштабнее война, тем больше шансов у империи дольше прожить. Война же Холодная, которую СССР вел с США и НАТО, выкачивала из страны только чистый ресурс. Безо всякого кровопролития. А значит – безо всякого прикладного патриотизма и «великонародности». Сейчас принято почему-то считать, что Афганская война была ошибкой Брежнева, и она спровоцировала падение империи. Едва ли это было ошибкой. Скорее – попыткой втянуть народонаселение в патриотическое (в афганском случае – интернациональное) кровопускание с целью укрепления единства и духа советского народа. Другой вопрос – что из этого вышло. Брежневскому Политбюро в Афганистане грезилась, видимо, вторая Испания.

В 1991 году Советский Союз не распался до своего логического конца. Да, от империи отломились огромные территории с огромным количеством ресурсов и населения. Но ядро империи по-прежнему остается статус кво, вступая в еще большее противоречие с окружающим миром. И дело тут не только и не столько в том, что под крышей Российской Федерации объединены совершенно разные религии, культуры, экономики и уклады жизни, сколько потому, что инструменты управления, подавления и подчинения в этой империи практически неизменны несколько веков. Существует метрополия, ограниченная МКАДом, и обширные колонии, имеющие совершенно разный статус и степень вхожести в метрополию. Если Чечня – это тот субъект, который может себе позволить качнуть права в метрополии и вытребовать для себя небывалые преференции, то Карелия – это такие задворки империи, на жалобные возгласы которой даже озираться не стоит.

Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов

Но! Неороссийская империя вступила в такие противоречия с миром, которые с ее жизнью несовместимы. После Второй мировой войны мир стал глобальным, с унифицированными финансовыми, экономическими, научными связями. Эти связи – своего рода мировая гарантия от военных конфликтов по типу мировых войн. Оставаться внутри этих связей – значит разрушить империю до самого основания, дойти до полного отпускания вожжей для всех, кто живет за МКАДом. Отгородится и отказаться от них – означает погибнуть еще более мучительной смертью: от всеобщей нищеты, голода, отсталости, всепожирающей коррупции. Встроиться в мировую систему у Российской Федерации уже не получится. К сожалению, упущены не только возможности, но и время – самая большая роскошь нашего века.

Если еще в начале тысячелетия у действующей в РФ власти была совершенно реальная возможность встроиться в мировую систему, провести реформы и стать в итоге чем-то подобным Соединенным Штатам, то сегодня такого шанса нет и не будет уже никогда. Дело тут как в репутационных издержках российской власти, которая не меняется уже 16 лет, так и в выбранном этой властью языке «международного общения». Но еще большая проблема состоит в том, что вся эта огромная империя превратилась в огромный пустырь с умершими городами, деревнями, поселками, заводами, фабриками и целыми отраслями экономики, с вымирающим населением, с коррупцией, поразившей даже сельсоветы, с «купи-продажной» психологией обывателя.

Типичная картина карельской глубинки. Фото: Валерий Поташов
Типичная картина карельской глубинки. Фото: Валерий Поташов

Нет такой силы, которая способна была бы поднять и вдохновить население империи на трудовые подвиги. Нет механизма, нет обозримого хотя бы одним поколением горизонта будущего, нет сил, нет желания, нет, в конце концов, денег. Силы истрачены, надежды исчерпаны, деньги разворованы. Крестными ходами, при всем их позитивном начале, экономику не поднять. Силовыми структурами, как их не размножай и не вооружай, удержать в штанах то, что разваливается разом и везде не получится. Процесс саморазрушения, который, как ни парадоксально, сама российская власть не только включила, но и ежедневно стимулирует, становится неуправляемым, хаотическим, спонтанным. Не существует механизма управления хаосом, существуют только способы его разгона и обострения.

В России создано небывалая еще в истории общественно-политическая формация. Это жуткая смесь застойного «совка» с олигархическим капитализмом, псевдорелигиозно-националистической идеологической подоплекой, совершенно необоснованными претензиями на мировое лидерство и даже господство и фактически рабовладельческими трудовыми отношениями. Все смешалось в этом жутком вареве: ряженые казаки, олигархи, православные коммунисты и мотоциклисты, крымнашисты, сепаратисты, чиновники, спецслужбы, либералы, монархисты, православные активисты-боевики и еще черт знает что! Типичный набор бьющейся в агонии империи. Просто классика позднего срока беременности революцией.

Присоединение Крыма привело к росту великодержавных настроений даже в Карелии. Фото: Губернiя Daily

Власть пытается воссоздать то, что в принципе воссоздать невозможно – СССР. Это последняя соломинка, за которую хватается правящий класс в надежде еще на какое-то время продлить свое существование. СССР, как империя, имел мощнейший экономический базис, пусть даже отстроенный рабским трудом. В РФ этого базиса нет. СССР российского образца выстраивается на разворованном, разграбленном и развалившемся пустыре, в воздухе, в виртуальности, в сознании граждан, безо всякой опоры на экономику, на производительные силы и на средства производства. Используя ностальгические рыдания поколения восьмидесятых, юность и молодость которого выпала, в основном на СССР, правящая российская элита ухватилась за мнимую возможность воссоздания Совка 2.0. Но это иллюзия. Никакими законодательными актами не создать российскую нацию, если единой нации в стране нет, как таковой. Как нет и предпосылок к тому, чтобы она возникла в каком-то обозримом будущем. Нет вообще никакого смысла регулировать что-то законодательством в стране, где законы работают только в сторону подавления одних в пользу других, где нет работающей Конституции, где утрачена сама суверенная и независимая от власти правовая основа государства. То есть нет ни только экономического базиса, но и правового – тот же пустырь с подвешенными в воздухе указами, приказами, законами и распоряжениями.

Казалось бы, можно попытаться создать грозную империю силой оружия, репрессивных законов, созданием все новых и новых силовых подразделений, стоящих на защите власть имущих. Но деньги в империи не могут расти на деревьях или сыпаться с неба. В стране уже не хватает теплого обмундирования для регулярной армии, закрываются и разрушаются военные заводы и предприятия. Что дальше? Предсказуемо. Закончатся деньги на зарплаты силовиков, начнутся обычные для такой ситуации сокращения, недовольства, обиды, беспорядки. Чем сытнее и шире сегодня власть кормит силовиков, тем труднее ей будет переводить этих силовиков на режим сбережения и жесткой экономии завтра. И к сегодняшней скулящей, просящей и пишущей президенту письма бюджетной массе присоединятся полицейские, нацгвардейцы, армейцы, эмчеэсники, фэсэошники и вся многомиллионная погонная рать президента Путина. Чем их кормить, если в стране нет производства, нет технологий, нет науки и нет денег?

Экономика Карелии, как и России в целом, по-прежнему носит сырьевой характер. Фото: Валерий Поташов
Экономика Карелии, как и России в целом, по-прежнему носит сырьевой характер. Фото: Валерий Поташов

Есть полное ощущение нереальности всего происходящего вокруг. Строится громадье планов, они наслаиваются друг на друга, копятся годами и десятилетиями. И не выполняются. То есть, вообще. Новый план развития подразумевает закрытие так и невыполненного старого. А этот новый будет перекрыт завтра еще более новым. Правительство куда-то ездит, заключает какие-то договора о каких-то хороших намерениях в отдаленной какой-то перспективе. К моменту наступления этой перспективы договоров уже не существует. Принимаются какие-то супермудрые законы, призванные обеспечить рост и тут, и там. Потом выясняется, что рост они не обеспечили, да и вообще не заработали. Да и противоречат другим, ранее изданным и тоже неработающим законам.

Был в советские времена очень точный анекдот, характеризующий эпохи вождей советского государства. Позволю себе рассказать его и продолжить, как говорится, в духе времени.

Летит советский локомотив со своими вагонами-республиками в светлое будущее. За штурвалом – Ленин. Смотрят – враги пролетарской революции пути разобрали. «Организуем коммунистический субботник», – решил Ильич. Сделали – летят дальше на всех парах. За штурвалом – Сталин. Смотрят – враги народа пути разобрали. «Расстреляем всех троцкистов-бухаринцев, врачей-убийц и прочих вредителей и по их трупам поедем дальше», – решил вождь. Сказано – сделано: настреляли по вагонам врагов, выложили их трупы вместо шпал – дальше полетели. У штурвала – Хрущев. Смотрят – «шестидесятники» пути разобрали. «Возьмем пути сзади и проложим впереди», – решил Хрущев. Полетели снова в светлое будущее. За штурвалом – Брежнев. И опять пути разобраны проклятыми сионистами, натовцами и мировым империализмом. «Стоим на месте, разводим пары и дудим погромче – пусть все думают, что мы в светлое будущее летим», – решил Леонид Ильич. Вот подошел к штурвалу Горбачев. А пути все так же разобраны. «Будем перестраивать свой путь», – решил Горбачев и построил рельсы по кругу. Снова локомотив летит вперед. За штурвалом – Ельцин. И опять пути разобраны. Кем? Коммунистами, конечно же, да ГКЧПистами. Ельцин набрал кредитов, отцепил несколько вагонов, наклянчил гуманитарки, худо-бедно отремонтировали пути и поехали. За штурвалом – Путин. Глядь – либералы и агенты Госдепа с Обамой во главе пути разобрали. Продали рельсы сзади. Денег нет. Из-под локомотива продали. Все равно нет. Локомотив продали. И опять нет денег – воруют все. Пошли, отжали у соседей вагон. Надавали в морду, сами получили по соплям. Куда поставить вагон – не знаем, рельсы-то продали, и локомотива нет. С запада орут, что воровать плохо, что вам это аукнется. Огрызаемся. Ищем свой путь. Пока ищем, решили слетать на восток к соседям повоевать на стороне таких же неудачников. Бомбим, что попало, так как воевать эффективно давно разучились. С Запада стали орать еще громче. Огрызаемся. Путь пока не отыскали (да и что его искать, если он продан). Пассажиры в вагонах ноют и просят пожрать. Самый дальний вагон отдали китайцам в надежде, что те прокормят пассажиров. Вроде как отдали в аренду, но понимаем, что навсегда. Китайцы начали выгонять из вагона пассажиров. Олигархи шныряют по вагонам, грызутся, тырят все, что еще не стырено, грабят друг друга и придумывают, что бы еще отнять у пассажиров и отнести в ту сторону, откуда на нас постоянно покрикивают. Придумали «Платон» как плату за использование давно проданных путей. Придумали налог на безработных, хотя половину пассажиров не можем никуда пристроить. Жалобные вопли из вагонов все громче. Помирать пассажиры стали чаще, поэтому подумываем о введении налога на погребение. Изредка публично судим, бьем и сажаем в карцер самых голосистых обитателей вагонов. Чисто для себя проводим выборы. Пишем на всем составе огромные лозунги «Великая Россия – Единая Россия». Назначаем нацию. На последние гроши нанимаем силовиков, чтобы следили за порядком в вагонах. Дуем в уши из последних сил. Организовываем крестный ход вокруг всего состава. Выходим из вагонов – мать вашу, рельсы так и не появились!

Загрузка...