А был ли «педофил»?

0
5748
Карельское управление Следственного комитета России. Фото: Черника
Карельское управление Следственного комитета России. Фото: Черника

Во время новогодних каникул на фоне острой нехватки сенсационных новостей карельские СМИ растиражировали опубликованную на сайте республиканского управления Следственного комитета России информацию, которая вызвала у публики огромный интерес. Тысячи просмотров – Пряжинским районным судом осужден очередной «педофил»…

«Собранные следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Республике Карелия доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора 48-летнему местному жителю, – сообщало ведомство. – Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 4 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста)».

Поселок, в котором правоохранительными органами проводились оперативные действия по разоблачению «педофила», второй год гудит от негодования. Сначала, когда в августе 2016 года местный житель Константин С. (имя изменено) был задержан по подозрению в развратных действиях в отношении пятилетней падчерицы, односельчане не верили, что следствие сможет доказать этот бред, так как знали мужчину с малолетства как законопослушного человека. А когда в январе 2018 года суд вынет жесткий приговор – всем стало ясно, насколько легко превратить в уголовника добропорядочного человека, который имел неосторожность взять в сожительницы женщину с малолетним ребенком.

В поселке все произошедшее вызвало шок. Фото из социальных сетей
В поселке все произошедшее вызвало шок. Фото из социальных сетей

«Собранными следственными органами доказательствами» по сути является… единственное видео, снятое на телефон пятнадцатилетней девочкой-подростком – двоюродной сестрой так называемой «жертвы»: девочки пяти лет от роду с отставанием в развитии. Назовем старшую девочку Олей, а младшую Катей. На этом видео старшая девочка принуждает младшую рассказать о некоторых событиях, якобы имевших место в отношениях отчима и падчерицы. Не надо быть психологом, чтобы понимать: сцены видео многократно репетировались, вопросы задавались, и подсказки на них растерянная Катя искала, заглядывая в лицо старшей сестре, а когда мимику она не понимала – Оля ей все многократно проговаривала на словах. Омерзительное чувство остается от этого «кино», от понимания, что пятилетняя и пятнадцатилетняя девочки втянуты кем-то в эту грязную историю. Втянуты, понятное дело, взрослым. И кем – это шок! Родной бабушкой, которая, в чем уверена общественность поселка, давно вынашивала планы расправиться с Константином. Орудием в этой борьбе пенсионерка, в прошлом учительница местной школы, сделала своих несовершеннолетних внучек.

Видео было снято в марте, но только в конце лета бабушка через посредника передала его в прокуратуру. То есть, и в этом можно усмотреть страх женщины перед осуществлением своего преступного умысла, – она не торопилась оградить внучку от опасности (ведь по ее версии рядом с ребенком все время – целых полгода – находился педофил). Боялась, что ей не поверят? Пенсионерке поверили. Константин был помещен в СИЗО, где до суда он провел почти полтора года.

Как безобразно шло следствие, тоже можно отследить по некоторым деталям. Абсолютно незаконным методом в Олонецком территориальном Cледкоме сестрам организовали видеозапись, на которой без присутствия взрослых (в следственных действиях обязательно должен участвовать законный представитель несовершеннолетних) старшая девочка снова пыталась вызвать на откровения младшую, которая при этом интенсивно жевала конфеты, которые брала из вазочки. По итогам этой записи следовало привлечь к уголовной ответственности мать девочки, так как из беседы, направляемой Олей, вырисовывалось, что вменяемое Константину «растление» происходило в присутствии родительницы. Но мать на всех допросах и в суде твердила, что Константин никогда не делал ее ребенку ничего дурного и, по сути, заменил девочке отца.

Медицинская экспертиза показала, что Катя не подвергалась сексуальному насилию, а ее организм устроен так, что при малейшем воздействии не заметить этого было бы невозможно.

Константин дважды прошел исследование на «детекторе лжи», и оба результата указали на непричастность мужчины к инкриминируемому ему преступлению, причем повторное исследование было назначено следователем в рамках судебной экспертизы в Главном управлении Следкома России силами московских специалистов. Однако направленные государством на дорогостоящие процедуры психофизиологических исследований на полиграфах средства оказались истраченными впустую, так как их результаты не вписались в версию следствия и пришлись не ко двору суду, который исключил их из числа допустимых доказательств, как не обратил должного внимания и на результаты обследования Константина в психоневрологической клинике. По заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы мужчина сексуальными расстройствами не страдает и склонности к педофилии не имеет. В его квартире, при осмотре изъятых у Константина электронных носителей, материалов порнографического характера не обнаружено. Правоохранительными органами в отношении него не зарегистрировано ни одного преступления за всю его жизнь. В том числе – по отношению к детям, с которыми он всегда занимался спортом, футболом, ходил на рыбалку. В первом браке он вместе с женой вырастил двоих приемных сыновей и одного общего.

Результаты исследования на полиграфе бабушки и ее старшей внучки, напротив, выявили очень настораживающие моменты. Из материалов дела следует, что ставшая основой для обвинения видеозапись перезаписывалась Ольгой, так как Катя сильно смеялась. Кроме того, сам разговор девочек был подготовлен и является постановочным. Полиграфологом выявлено, что до начала выполнения видеозаписи с участием Кати бабушка учила внучку, что ей надо говорить о действиях дяди Кости…

Свидетели слышали, как уже в процессе суда женщина сокрушалась: знала бы, чем все закончится, никогда бы не стала оговаривать Константина. Есть аудиозапись с этими словами, но ее не принимает суд.

О том, как во время судебного следствия отвергались все аргументированные доводы защиты в пользу обвиняемого и игнорировались явные косяки следствия, свидетельствующие, что дело шито белыми нитками, сказано в апелляционной жалобе в Верховный суд РК адвоката Владислава Стефанова – в прошлом опытного следователя по особо важным делам республиканской прокуратуры. Пряжинский районный суд приговорил мужчину к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. «При оценке личности подсудимого и возможности совершения им преступления сексуальной направленности, судом полностью проигнорированы все объективные данные. Изучение личности Константина показывает разительный контраст между тем, в чем его обвинили и его реальной жизнью, – сказано в апелляции. – Суд фактически не вникал в эти обстоятельства, хотя закон требует учитывать данные о личности и при назначении наказания. Назначенное наказание ничем не мотивировано… Вероятно изготовленный заранее приговор, оглашенный через 20 минут после последнего слова подсудимого – яркий показатель несправедливости и необъективности суда».

Пряжинский районный суд. Фото: rk.karelia.ru
Пряжинский районный суд. Фото: rk.karelia.ru

Например, в суде выступили работники детского сада, который посещает Катя. Пять специалистов этого учреждения, непосредственно наблюдающие малолетнюю девочку в садике, охарактеризовали ее как спокойного, веселого ребенка. Она была всегда ухожена, чисто и по сезону одета. Никогда на Константина не жаловалась и о том, что происходит в семье, ничего плохого не рассказывала. Бабушка, напротив, уверяла, что девочка была неухоженная, грязная, голодная… Суд и этим показаниям не дал никакой оценки.

Странностей в этом деле и событиях, ему сопутствующих – предостаточно. Чем можно объяснить увольнение из Олонецкого территориального отдела следственного комитета Карелии незадолго до суда над Константином старшего следователя Антона Пешкова, который вел это дело, а также понижение в должности и перевод в другой город его бывшего начальника – Алексея Смирнова? Не связано ли это с серьезными проколами следствия в деле так называемого «олонецкого педофила»? А если невиновный человек провел в СИЗО полтора года и начальство карельского следкома это понимает? Оправдать Константина – это признать право следственного комитета на ошибку, а, значит, и право на реабилитацию оклеветанного человека, которому придется выплатить компенсацию – среднюю заработную плату за весь срок нахождения под стражей, а также возместить все расходы на адвоката из государственной казны. Другой вопрос: почему осуществляющая контроль прокуратура не заметила очевидные недоработки в деле и утвердила постановление о направлении уголовного дела в суд, а не направила его назад следователю? Суд тоже ничего странного не углядел, не оставив шансов обвиняемому. Как правило, реабилитирующие решения выносятся по уголовным делам, расследование которых проведено неполно и односторонне. Но много ли мы знаем о подобных решениях? И попадет ли дело Константина в эту редкую категорию?

15 марта дело будет рассматривать Верховный суд Республики Карелия. Как считает сторона подсудимого, шансов добиться справедливого решения практически нет – такое сейчас в России правосудие. Поэтому жители поселка написали коллективное обращение генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, которого просят вмешаться и добиться справедливости.

Отменит ли Верховный суд Карелии приговор Пряжинского районного суда? Фото: Иван Алексеев
Отменит ли Верховный суд Карелии приговор Пряжинского районного суда? Фото: Иван Алексеев

Процитируем некоторые отрывки из него:

«Константина в поселке знают все, он здесь родился, здесь жила его мама, сестры и братья. Закончил среднюю школу. Придя с армии, женился – на женщине старше себя, учителе математики, у которой были дети от первого брака – двое сыновей – 10 лет и 6 лет. Вскоре родился общий сын. Жила семья хорошо, вели хозяйство, держали коров, быков, свиней и кур. Днем – все на работе и учебе, вечером – скотина, огороды. Константин заменил мальчикам отца, много чему научил, играл с ними в футбол, рыбачил, ходил в походы. Приемные сыновья получили высшее образование. Супруги, их дети, друзья часто собирали на улице соседей, играли в лапту, в прятки. В деревне вся жизнь людей на виду, про эту семью плохого ничего сказать нельзя. Но были такие люди, которые им завидовали – потому что жили они дружно и хорошо. Не исключением стала и соседка – учитель физики. У нее было двое детей, она одна их воспитывала… Дети ее не получили образование, жизнь у них как-то не складывалась. Сын попал в дурную компанию, дочь болела… Элементарная женская зависть привела к тому, что соседки совсем не общались, даже не здоровались, хотя жили в одном подъезде…

В 2012 году скоропостижно скончалась супруга Константина и через какое-то время он стал встречаться с имеющей несовершеннолетнюю дочь соседкой, мать которой недолюбливала его умершую жену. Женщина опекает несовершеннолетнюю дочь своего сына, который прописан в той же квартире, но дома появляется редко – работает вахтовым методом. Константин с новой женой через какое-то время стали жить в его квартире, к ее дочери он относился, как к своей родной. В садик водил, к врачам с ней ходил, гулял. Бабушка не могла смириться с тем, что дочь живет с Константином, постоянно угрожала ему, что посадит, что не оставит в покое – это видели и слышали соседи, и не один раз. Она приходила под окна их квартиры, и кричала.

В августе 2016 года полиция арестовала мужчину по подозрению в совершении развратных действий в отношении несовершеннолетней дочери его сожительницы. Односельчане стали возмущаться, потому что все происходящее, по их словам, – бред. Пятнадцатилетняя девочка, ведущая аморальный образ жизни, бросившая школу, не получив даже неполного среднего образования, сняла видео, где задавала вопросы пятилетней сестре, которая отстает в развитии, не различает цвета, не может нормально изъясняться. Вопросы такого содержания: трогал ли тебя дядя Костя, где трогал, как трогал и тому подобное… Поселок в шоке, с бабушкой девочек никто не разговаривает, ведь вся жизнь в деревне на виду. Следствие длилось больше года. Константин все это время провел в СИЗО, свиданий ни с кем не давали. Суды начались в октябре-ноябре 2017 года. Все доказательства в пользу односельчанина – и показания свидетелей, и данные детского гинеколога (с девочкой все в порядке), данные двух полиграфов – Константин говорит правду, а вот бабушка и ее внучка Оля – нервничают.

В январе судом вынесен вердикт – виновен, определено наказание – 14 лет колонии строго режима. За что? Да, трусики менял, да, попу вытирал, подмывал, причем по просьбе матери. Так речь идет о самых естественных вещах в отношении отец – дочь! В решении суда, по словам адвоката, отсутствуют доказательства невиновности Константина, исключены данные полиграфов, показания свидетелей – соседей, воспитателей детского сада, педиатра…

Юрий Яковлевич, за что вынесен такой вердикт? За то, что здоровый мужик взял в жены (гражданский брак) женщину с ребенком и воспитывал чужого ребенка, как родную дочь? Скоро мужчины вообще подходить к женщинам с детьми не будут – лишаться свободы за хорошее отношение к чужим детям никто не захочет!»

Мы не станем делать выводы из этой дурной истории, подающей в общество сигнал: всем бояться! Пусть выводы делают читатели, которым жизнь может подкинуть куда более серьезные головоломки, причем, совершенно неожиданно – на пустом месте. В непредсказуемое время живем, когда права человека соблюдаются избирательно и законы писаны не для всех…