За политику изоляции Карелии придется дорого заплатить

1
733
На административной границе Карелии. Фото: ww.w.koenigbicycle.ru
На административной границе Карелии. Фото: ww.w.koenigbicycle.ru

За последние два-три месяца тема импортозамещения совершено исчерпала свой потенциал в официальной повестке дня республиканского правительства. Карелия опять не в тренде. Хотя очевидно, что причины этого находятся вне поля самостоятельного взгляда на перспективы регионального экономического развития. Ключевая проблема здесь – отсутствие последовательной государственной политики, вырабатываемой на основе понимания реально существующих процессов и готовности следовать рекомендациям экспертов-экономистов.

Примерно полтора года назад, поняв, что нынешняя внешняя политика федерального центра может привести только к изоляции, республиканское правительство подхватило идеологическую концепцию, согласно которой изоляция – часть продуманного плана и на самом деле она крайне полезна для Карелии и всей России. Министерство экономического развития РК стало утверждать, что снижение импорта и иностранных инвестиций, санкции и контрсанкции в конечном итоге способствуют импортозамещению и столь ожидаемому росту. То есть министерство вернулась к рассуждениям, которые обычно звучат, когда промышленность находится на ранней стадии развития: если отечественное производство изначально неконкурентоспособно, протекционистская политика позволит ему догнать, а затем и перегнать иностранные компании. Кстати, не поэтому ли единственная «лингвистическая» новация в новой структуре республиканских органов исполнительной власти коснулась именно данное ведомство? К «министерству экономического развития» теперь добавилась «промышленность».

Минэкономразвития Карелии. Фото: Валерий Поташов
Минэкономразвития Карелии. Фото: Валерий Поташов

В мировой экономической истории известно достаточно много случаев злоупотребления идеей протекционизма. Ведь для того, чтобы концепция импортозамещения заработала, необходимо выполнение нескольких условий.

Во-первых, эта формула применима лишь к некоторым отраслям, а не к экономике в целом. Как правило, перспективные производства, отстающие от своих зарубежных конкурентов, нуждаются в современных технологиях, которые приходится импортировать.

Во-вторых, производительность в защищаемой отрасли должна быть близка к производительности ее конкурентов. Но производительность труда в большинстве отраслей карельской промышленности – особенно в защищаемых – отстает от «передовых образцов» в разы.

В Карелии стали выпускать сыр по итальянской технологии, но его цена для многих жителей республики не по карману. Фото: Валерий Поташов
В Карелии стали выпускать сыр по итальянской технологии, но его цена для многих жителей республики не по карману. Фото: Валерий Поташов

В-третьих, для того чтобы достигнуть необходимого уровня, так называемая зарождающаяся промышленность должна иметь возможность зависеть от емкого внутреннего рынка. А это не случай Карелии. Более того, это даже не случай России, чей внутренний рынок, особенно при низких ценах на нефть, незначителен; в номинальных долларах доля России в мировом ВВП в настоящее время составляет только полтора процента.

Наконец, в-четвертых, защита отрасли должна быть временной, в противном случае у нее не будет стимула догнать бывших соперников, стоимость продукции для населения окажется слишком высокой, и предприятия не будут приносить прибыль.

В условиях эмбарго на продовольствие из ЕС рынок России и Карелии оказался открыт для пролукции из подконтрольных сепаратистам районов Донецкой области Украины, которые фактически демпингуют российских производителей. Фото: Валерий Поташов
В условиях эмбарго на продовольствие из ЕС рынок России и Карелии оказался открыт для продукции из подконтрольных сепаратистам районов Донецкой области Украины, которые фактически демпингуют российских производителей. Фото: Валерий Поташов

Довольно очевидно, что защита отдельных отраслей не может стать оправданием для полномасштабной изоляции. Карелия нуждается в новых инвестициях и современных моделях – как технологических, так и управленческих, что подтверждается всем набором инструментов, которые столько активно предлагаются республике со стороны федерального Агентства стратегических инициатив.

России же в целом необходим доступ к современным услугам, в том числе финансовым. России нужен выход на мировой рынок. Что бы ни говорило правительство, Россия, как и любая другая современная экономика, не может процветать на основе автаркии.

За пределами нефтяного и отчасти агро-сектора оснований для оптимизма все меньше. Неудивительно, что даже при слабом рубле объем российского экспорта не увеличился. Понижение курса рубля, санкции и особенно контрсанкции привели к падению импорта на 16% ВВП – до самого низкого уровня с 2009 года. И все же объем экспорта не изменился: среднее отношение объёма экспорта к ВВП составляет 32-34%. Очевидно, что изоляция лишает экспорт потенциала роста на новых рынках, это относится и к транспортному сектору, и к туризму, и к сельскому хозяйству. Теперь они замкнуты на внутренний рынок.

За политику изоляционизма Карелии придется дорого заплатить. Фото: Валерий Поташов
За политику изоляции Карелии придется дорого заплатить. Фото: Валерий Поташов

Развитие карельской экономики будет зависеть от внешней и внутренней политики. При сохранении статус-кво изоляция только продолжится. Чтобы снизить риски общественного недовольства и возможных протестов, власть будет вынуждена начать перераспределять ограниченные ресурсы. Конечно, новый общественный договор, в котором легитимность принимаемых решений основана на запредельной мобилизационной риторике, а не на процветании, только выигрывает от изоляции. Чем меньше инвестиций и торговли, чем меньше контактов с другими странами, тем легче убедить народ, что в трудностях виноват Запад. Но как долго Карелия будет идти по этому пути? Может быть, в краткосрочной перспективе это и не приведет к катастрофическим последствиям, но в долгосрочной перспективе за изоляцию придется очень дорого заплатить.