Василий Попов: «У Карелии судьба России»

8
2679
Оппозиционный карельский политик и бизнесмен Василий Попов проживает в Финляндии более полутора лет. Фото: Валерий Поташов
Оппозиционный карельский политик и бизнесмен Василий Попов проживает в Финляндии более полутора лет. Фото: Валерий Поташов

Попавший под уголовное преследование российских правоохранительных органов оппозиционный политик и бизнесмен Василий Попов уже более полутора лет живет в соседней с Карелией Финляндии. Однако бывший член федерального политсовета партии «Яблоко» по-прежнему внимательно следит за событиями на родине, и «Черника» попросила его прокомментировать недавние громкие аресты в стране, а также поделиться своим мнением о политической ситуации в Карелии.

– Российские политологи до сих пор обсуждают задержание по подозрению в получении взятки федерального министра экономического развития Алексея Улюкаева, пытаясь разглядеть в этом некий новый вектор развития политической ситуации в стране. А что, на Ваш взгляд, стоит за этим задержанием?

Задержание Улюкаева – это не новый вектор развития, а этап и уровень. Когда нам кажется, что Россия – это жесточайшая диктатура, где все под контролем, где каждый поступок четко отслеживается, и если он совершается, то он совершается с умом, то это не так. Россия фактически не управляема, потому что управление такой большой страной должно осуществляться по законам, а не по интересам каких-то людей, приближенных к ее первому лицу, что мы сегодня наблюдаем.

Путин пытается контролировать ситуацию лично, но не может находить людей по профессиональным качествам. Эта система поиска профессионалов для госуправления в России не работает, ее не существует. Все строится на принципе личной преданности. И он все больше просто прислушивается к кому-то, а этот кто-то уже начинает этим злоупотреблять. Поэтому арест Улюкаева – это не новый вектор в развитии России, а очередной этап неуправляемости процессами.

Владимир Путин. Фото: президент.рф
Владимир Путин. Фото: президент.рф

Но одна тенденция видна. Это – Сечин. И арест Евтушенкова, и задержание Улюкаева – события одного порядка. Однако Путин эти моменты уже не контролирует. Думаю, ему не был нужен ни арест Евтушенкова, ни задержание Улюкаева. Но внутри «ближнего круга» идет некое противостояние, и «самые близкие» начинают гнобить «менее близких». И одна из причин этого – нехватка ресурсов.

Когда в бюджете хватало средств, не надо было трогать «Башнефть» или «воевать» с «Лукойлом». Не нужно было трогать Евтушенкова. Но сейчас «ближнему кругу» лучше было бы позаботиться о другом. О том, чтобы то, что им удалось получить, досталось их детям. Однако так далеко в своих «войнах» они не заглядывают и действуют на уровне каких-то рефлексов. А правоохранительные органы и ФСБ, по сути, превратились в орудия этих разборок. Они стали «цепными псами» очередного начальника. И «война» карельских силовиков против «яблочников» – это тоже часть этих разборок только на другом уровне. И она не в интересах Кремля.

Политику в стране определяет Кремль. Фото: vk.com
Кремль — символ российской власти. Фото: vk.com

– Тогда каково место в этой системе взаимоотношений действующего карельского губернатора Александра Худилайнена, который, будучи, на мой взгляд, самым неэффективным руководителем республики за последние четверть века и демонстрируя своей неэффективностью очередную кадровую ошибку президента, тем не менее, до сих пор сохраняет эту должность?

– Чуть ли не главным критерием при назначении российских губернаторов было и остается их неопасность для федерального центра. Времена губернаторов типа генерала Лебедя уже прошли, и они больше никогда не вернутся. Худилайнен для администрации президента хорош всем. Плохо только то, что Карелия при нем приходит в упадок, и в республике возникла масса конфликтов.

Губернаторов в России давно перестали назначать по их профессиональным качествам. И это кто-то кого-то «двигает». Нарышкин «двинул» Худилайнена. И если кто-то в кремлевской администрации захочет снять Худилайнена с губернаторской должности – это значит, что он вступит во внутриэлитный конфликт с Нарышкиным. Зачем это кому-то надо? Это же не «Башнефть». Это не Коми и не Сахалин, где губернаторов арестовали в результате борьбы за ресурсы. Пусть сидит себе Худилайнен на своем месте! Такова логика власти.

Александр Худилайнен. Фото: Валерий Поташов
Александр Худилайнен. Фото: Валерий Поташов

И даже если Худилайнен кому-то не нравится, например, Володину – потому что нынешний карельский губернатор не понимает многих очевидных вещей, и когда его пытаются поправить и послать ему сигнал, он себя ведет как «человек, назначенный президентом» – вступать во внутриэлитный конфликт тот же Володин не станет. Однако даже если предположить, что Володин пришел бы с этим к Путиным, то первый вопрос, который бы тот ему задал, звучал бы: «А если не Худилайнен, то кто?». Ширшина, имя которой называют во многих опросах? А вдруг ей что-то не понравится, и она выкинет такое? Для Кремля лучше поставить какого-нибудь охранника, чем Ширшину.

И потом – на Ширшину нет крючка. Вот на Худилайнена он есть – это и «Сиверский лес», и продажа оффшорной компании федеральных земель, а за Ширшиной такого скандального шлейфа нет. А как можно ставить губернатором человека, на которого нет крючка?

Последний избранный мэр Петрозаводска Галина Ширшина. Фото: Яков Берлин
Последний избранный мэр Петрозаводска Галина Ширшина. Фото: Яков Берлин

Уйдя из активной политической деятельности, я долго не хотел в нее возвращаться, но в 2013 году мне пришлось этим заняться, потому что мне очень не понравилось, что началось в республике с приходом Худилайнена. Передел бизнеса и собственности в Карелии не затронул в полной мере только Петрозаводск, потому что там были сильны позиции Алиханова и Левина. Команда Худилайнена к тому моменту успела «спасти» только Карелию, и до «спасения» Петрозаводска оставался всего один шаг. Я не хотел вмешиваться в это противостояние, меня устраивало, что Алиханов с Левиным там бьются, они не были мне враждебны, но сам я «воевать» не собирался. Однако когда всех «почикали», «яблочники» вмешались в то, во что, наверное, не должны были вмешиваться. Оппозиционной партии, не представленной в парламенте, нельзя возглавлять исполнительную власть! Это был перебор.

А сегодня я могу сказать, что заниматься политикой в республике бессмысленно. Политикой можно заниматься только на уровне России, меняя ее власть и строй. Нельзя добиться каких-то местечковых успехов в регионе при той системе, которая рождает таких худилайненов. И когда кто-то начинает обсуждать кандидатуры возможных преемников действующего карельского губернатора, я говорю, зная Худилайнена и наши с ним взаимоотношения: «Пусть лучше останется Худилайнен!». Ничего хорошего, во всяком случае, не ожидается. Ни один нормальный человек в республику не придет.

Василий Попов. Фото: Валерий Поташов
Василий Попов. Фото: Валерий Поташов

– Но, как Вам кажется, Кремль оставит Худилайнена или все-таки попытается найти ему замену?

– Я на это отвечу: они сами этого не знают. Если мыслить логически, они, конечно, должны его поменять. Но когда в Кремле встает вопрос о кандидатуре преемника Худилайнена, никто не может назвать ни одной фамилии. Во-первых, это должен быть «чей-то человек», как Худилайнен является «человеком Нарышкина». Т.е. новый губернатор, по этой логике, должен быть человеком, представляющим чьи-то интересы. А таких интересов к Карелии все меньше и меньше. Во-вторых, это должен быть абсолютно проверенный человек, как в старом советском анекдоте: захотели в СССР устроить публичный дом для членов ЦК КПСС и спрашивают, как там с кадрами, а кадры все проверенные – члены партии с 1903 года.

И на фоне этой кадровой проблемы Худилайнен постоянно повторяет, что он «осознал», что «население не уезжает», что «у республики есть перспективы». Так пусть он лучше остается. Хотя не исключено, что Кириенко, как новая метла, захочет мести по-новому. Этого никто не знает. Даже Кириенко и Путин. И когда кого-то из региональных чиновников сегодня вызывают в Москву, он не понимает, дадут ли ему орден или посадят. Причем, найдут объяснение и тому, и другому – и почему ты должен получить орден, и почему тебя нужно посадить. Мы живем в такой стране, где люди, которые принимают решения, сами не знают, какие решения ими будут приняты.

Путин и Худилайнен. Фото: президент.рф
Путин и Худилайнен. Фото: президент.рф

– Вы только что сказали, что невозможно что-то изменить в политике на уровне региона. Однако, как бы там ни было, в следующем году в Карелии должны пройти выборы главы республики, и деньги на их проведение уже заложены в проект регионального бюджета. Будет ли, тем не менее, «Яблоко» бороться за губернаторский пост?

– Мое личное нежелание заниматься политикой совсем не означает нежелание партии «Яблоко» заниматься политикой. Вероятно, «Яблоко» будет участвовать в губернаторских выборах, но зная, как работает система, могу предположить, что муниципальные депутаты не станут ставить свои подписи в поддержку выдвижения «яблочного» кандидата. Даже те люди, которые сегодня готовы поставить свои подписи, завтра от них могут отказаться, потому что прессинг будет очень сильный. Никто нас не допустит до выборов, где есть вероятность того, что все подсчитают честно. И поскольку «Яблоко» может выиграть эти выборы, «яблочного» кандидата будут снимать, как это произошло с кандидатами «Яблока» на выборах в городской совет Петрозаводска.

Но для Карелии сегодня, действительно, все равно: Худилайнен – не Худилайнен. Это общероссийская проблема. У нас есть Худилайнен, а в Псковской области – Турчак. Кто сказал, что Худилайнен – это самое худшее для республики? И когда у меня спрашивают: почему в Карелии вот так, а в соседней с ней Финляндии – совсем по-другому, я отвечаю: потому что Финляндия – это независимая страна, а Карелия – это часть России, и у нее судьба России.