Предприниматель Валентин Леташков: «Это – дурдом! И я не знаю, как с этим бороться»

6
1893
Предприниматель Валентин Леташков. Фото: Валерий Поташов
Предприниматель Валентин Леташков. Фото: Валерий Поташов

Имя предпринимателя Валентина Леташкова известно в Петрозаводске многим. Он первый в России организовал автобусные туры в Швецию, Данию, Францию, Великобританию и другие европейские страны и продолжал этим заниматься даже в кризисные годы. Однако совсем недавно Леташков выступил в Интернете с петицией, адресованной главе Федеральной службы судебных приставов Артуру Парфенчикову, с требованием отменить решение его карельских подчиненных о запрете на выезд предпринимателя за рубеж из-за долгов по банковским кредитам.

«Черника» встретилась с Валентином Леташковым и попросила его объяснить, почему его больше не выпускают за границу, и чего он хотел бы добиться своей петицией.

– Я занимаюсь своим делом с 1991 года, – рассказал предприниматель. – Эта работа связана с приобретением автобусов, на которых мы возим туристов. Поскольку я покупал автобусы не российского, а иностранного производства, то делать это приходилось за валюту. Когда в стране был относительно стабильный валютный курс, то и наша деятельность была стабильной. Даже еще в 2012 и 2013 годах мы довольно активно собирали туристические группы. Ежемесячно мы возили по две группы: одна из них отправлялась в Стокгольм – это была самая короткая поездка, а вторая – либо Копенгаген, либо Норвегия, а еще Германия, Франция и даже Великобритания. С этих доходов мы рассчитывались по всем кредитным обязательствам.

В 2013 году нам понадобилось обновление автобусного парка, и нам опять потребовались кредиты. Кредиты мы нашли,  часть из них в валюте, купили тот автобус, который нам был нужен, и оформили его в залог. А когда пришло время рассчитываться, курс уже был не 38 рублей за евро, а 80, и сумма наших долгов увеличилась более чем вдвое. Полностью рассчитаться было невозможно, даже вернув кредиторам все заложенное  имущество, которое пришлось зачитывать ниже реальной стоимости, поскольку тогда настал такой период, когда из-за отсутствия денег никто ничего не покупал. Либо покупал за копейки, в два-три раза дешевле реальной цены. Но поскольку нужно было рассчитываться по кредитам, мы так все и раздали, и долги, естественно, остались.

Казалось бы, что делать дальше? На мой взгляд, в такой ситуации есть один разумный способ – как-то реструктуризировать долги. Хотя, конечно, сейчас какой-то график реструктуризации составить невозможно, ведь никто не может сказать, когда восстановится платежеспособность населения, когда люди привыкнут к тому, что 60 рублей за евро – это уже нормально, и меньше не будет. Дома же сидеть люди не станут годами? После кризиса 1998 года так ведь и было: посидели пару лет, подумали, но все равно поехали за границу.

Валентин Леташков возле одного из своих туристических автобусов. Фото из личного архива
Валентин Леташков возле одного из своих туристических автобусов. Фото из личного архива

– Платить-то Вы ведь не отказываетесь? И, как я понимаю, сейчас перед Новым годом, в «высокий сезон» могли бы вполне получить какой-то доход от туров в Финляндию и Скандинавию?

– О том и речь. Меня сейчас судят за то, что я сейчас не плачу. А сейчас все не платят. Все стоит. В соседнем магазине – ювелирка: скидки до 50%, и никто ничего не покупает. Даже парикмахер у меня знакомый и тот сидит без работы, потому что люди втрое увеличили период между стрижками. Те, кто с меня требует деньги, разве этого не знают? Вот почему я часто и вспоминаю небезызвестные слова Лаврова (министр иностранных дел России – прим. «Черники»). Это единственная фраза, которая точно характеризует то, что происходит в государстве.

Когда речь идет о нескольких обанкротившихся предпринимателях или компаниях, можно применять жесткие меры – это их ошибка: сами что-то не просчитали. Но когда идет практически эпидемия банкротств, неплатежей и возникновения долгов, я считаю, это – общенациональная катастрофа, и здесь подход должен быть другой. Государство должно признать: да, это мы виноваты, потому что не вы, предприниматели, допустили падение рубля и не вы вводили санкции. Те сотни тысяч должников, которых сегодня третируют, нуждаются в защите государства, а этой защиты нет. Раз уж государство не прощает мне долги, которые возникли, во многом, по его вине, то Бог с ними – отработаю, но мне нужно для этого больше времени. И введение запрета на выезд в тот самый момент, когда у меня уже была собрана пара небольших тургрупп в Стокгольм на новогодние праздники, от которых я мог бы получить какой-то дополнительный доход и поделиться им с банками, – самое глупое, что можно было сделать в целях увеличения моей платежеспособности.

– Валентин, но Вы ведь, наверняка, общались с судебными приставами, которые запретили Вам выезд за границу. Они его чем-то мотивировали? Их логику можно понять?

– Я общался, был у начальника Отдела судебных приставов N1 по Прионежскому району, и мне было четко сказано: если мы тебя не накажем вот таким образом, нас заподозрят в коррупции. А у меня возникает тогда вопрос: может, меня вообще расстрелять, чтобы точно не было никаких причин для подозрения? И вот как тут опять не вспомнить министра Лаврова? Кто создал такую систему?

Валентину Леташкову закрыли выезд за границу. Фото: Валерий Поташов
Валентину Леташкову закрыли выезд за границу. Фото: Валерий Поташов

– То есть судебные приставы просто действуют по тем правилам, которые им придумали?

– Да, но кто писал такие правила? Такое впечатление, что это и есть те самые люди, которым Лавров адресовал свою фразу.

– А на Вашу петицию кто-то отреагировал? На нее вообще обратили внимание?

– На петицию, конечно, обратили внимание сотни людей. Но петиций ходит сегодня много, и, конечно, людей больше трогает, когда больному ребенку нужна инвалидная коляска. А запрет на выезд из России какому-то предпринимателю многим не кажется какой-то острой темой, хотя если бы люди вчитались в петицию, они бы поняли, что речь идет не только обо мне, а о том, что государство проводит сегодня такую политику, которая вызывает недоумение и протест. И из комментариев к петиции видно, что многие не понимают, почему так по-идиотски выстроена политика по отношению ко мне, как к предпринимателю. Получается, что те, кто ввел запрет моего выезда за границу, дискредитируют официальную власть, придавая ей какой-то дурацкий оттенок.

– Лично мне, Валентин, Ваша ситуация напоминает историю с рыбаком, у которого забрали сеть и запретили выходить в море, но при этом требуют отдать деньги за снасти.

– Это – дурдом! И я не знаю, как с этим бороться.

Валентин Леташков. Фото: Валерий Поташов
Валентин Леташков. Фото: Валерий Поташов

– Но как бы Вам хотелось видеть развитие ситуации?

–  Я бы видел развитие ситуации таким образом: допустим, тот же самый судебный пристав или какой-то служащий, который курирует мою ситуацию с долгами, сел бы вместе со мной обсудить, сколько времени мне потребуется на погашение этих долгов. Я бы мог перед ним ежемесячно отчитываться о каких-то доходах, и мы бы смотрели, какую сумму я бы мог отчислять в счет погашения долга, и чтобы при этом не встал бизнес.

Но в любом случае, первым шагом должна стать отмена запрета на мой выезд за границу. Я ведь сейчас просто надену валенки, сяду на печку (как пенсионер и ветеран труда имею на это полное право) и буду, как Иванушка-дурачок: по щучьему велению, по моему хотению, несите мне мешок золота для расчета с банками! Только в сказках такое бывает.