Карельский поселок Янишполе, расположенный на федеральной трассе «Кола», несколько раз оказывался в последний месяц местом сосредоточения сотрудников правоохранительных органов. Стражи порядка опасались проведения стихийной акции протеста местных жителей, которые выступают против вырубки под карьер уникального соснового бора вблизи старинной деревни Суна. Чтобы не допустить перекрытия трассы Санкт-Петербург – Мурманск, пенсионерам пригрозили уголовной ответственностью за экстремизм…

Полиция опасалась несанкционированной акции защитников Сунского бора. Фото: Алексей Владимиров
Полиция опасалась несанкционированной акции защитников Сунского бора. Фото: Алексей Владимиров

Народ – против, чиновники и бизнес – за

Отнимают кормильца – сосновый бор, единственный в этой местности не тронутый вырубками участок леса, возмутились жители деревень Суна и Чупа Кондопожского района весной этого года, когда узнали, что на месте первозданного леса в скором времени может появиться очередной карьер.

«Нас окружают сплошь одни карьеры, весь лес вырублен, остался один борок, и тот уничтожить нужно», – говорит житель деревни Суна Сергей Михайлов.

«Мы уже не хозяева на своей земле, все покупается и продается, власти ведут политику выжженной земли», – можно было услышать на презентации проекта карьера, который планирует разрабатывать фирма «Сатурн Нордвест». Скандал вызвал общественный резонанс, обративший на себя внимание не только карельских общественных организаций и СМИ.

Министерство по природопользованию и экологии Карелии и бизнесмены заявили, что площадь карьера значительно сокращена по сравнению с первоначальным планом – с 35 до 9 гектаров. Но открытие карьера по добыче песка – дело решенное.

3амминистра по природопользованию и экологии Карелии Ирина Ушакова-Кудряшова. Фото: Алексей Владимиров
3амминистра по природопользованию и экологии Карелии Ирина Ушакова-Кудряшова. Фото: Алексей Владимиров

«Песчаных месторождений не так много на территории Карелии, – пояснила замминистра по природопользованию и экологии Карелии Ирина Ушакова — Кудряшова. – В данном случае на территории Кондопожского района это месторождение является значимым, оно необходимо для строительства и ремонта автодорог. Песок, который находится в этом месторождении, соответствует ГОСТу. После отработки карьера туда будут завозить плодородный грунт и высаживать зеленые насаждения».

Но местные жители не верят в эти заверения.

Краснокнижный лишайник в Сунском боре. Фото: Алексей Владимиров
Краснокнижный лишайник в Сунском боре. Фото: 7×7-journal.ru

Как оказалось, Сунский бор оказался местом поистине уникальным. По просьбе местных жителей в бор приезжали биологи Карельского научного центра и Петрозаводского госуниверситета и буквально с ходу обнаружили сразу четыре краснокнижных вида лишайников. Даже ближние вырубки, не говоря о вторжении в бор, нанесут непоправимый ущерб, считают ученые. Минприроды разъяснило, что в этом случае возможно использование лесов, но лесопользователем выплачивается компенсация за нанесение ущерба, которая поступает в федеральный бюджет. Региональная группа общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса в Карелии обещала помочь жителям карельских сел сохранить лес с редкими видами растений.

Сунский бор. Фото: Алексей Владимиров
Сунский бор. Фото: Алексей Владимиров

Чем еще ценен этот лесной участок? Ранее учеными-археологами здесь были обнаружены следы древних стоянок первобытного человека, внесенные в реестр Минкультуры России, которые были объявлены памятниками археологии.

В итоге местные жители решили отстаивать свои интересы в Кондопожском городском суде. Однако слушания по этому резонансному делу были перенесены в Петрозаводск. Ближайшее заседание состоится 1 октября.

Пенсионеры – «экстремисты»

Деревня Суна. Фото: Алексей Владимиров
Деревня Суна. Фото: Алексей Владимиров

Деревня Суна находится на берегу реки в полутора километрах от федеральной трассы «Кола». Попасть сюда можно проехав по разбитой грунтовой дороге. Раньше это местечко называлось Шпалозавод, здесь находился завод по изготовлению шпал и тарной доски. Работала начальная школа, магазины. В общем, жизнь шла, но с наступлением в нашей стране времен «дикого капитализма» все стало рушиться. Обанкротились предприятия, «оптимизировали» школу, закрыли магазины, и молодежь стала уезжать. Доживать свой век остались только пенсионеры, существующие на мизерную пенсию. Правда, летом выручает «подножный корм» – ягоды и грибы, в общем, дары леса. Можно себе заготовить и продать. Какая — никакая, а прибавка к пенсии. Еще дачники, приезжают на выходные.

Первый тревожный телефонный звонок донесся из деревни Суна 4 сентября. «К пенсионерке Нине Петровне Шалаевой приехали из полиции и ФСБ», – взволнованно сообщила активистка протеста против разработки карьера Татьяна Ромахина. – угрожают и запугивают. Обозвали ее экстремисткой. А на трассе «Кола» в Янишполе около поворота на Суну дежурит несколько полицейских машин».

Татьяна Ромахина. Фото: Алексей Владимиров
Татьяна Ромахина. Фото: Алексей Владимиров

Я выехал в деревню Суну и нашел Нину Петровну. Пенсионерка была растеряна, на столе лежали таблетки от давления. Пожилая женщина показала уведомление, которое ей вручил замначальника районной полиции.

Жительница деревни Суна Нина Шалаева. Фото: Алексей Владимиров
Жительница деревни Суна Нина Шалаева. Фото: Алексей Владимиров

– Меня называют организатором публичного мероприятия, якобы я агитирую перекрыть федеральную трассу на Мурманск».

Спрашиваю: запугивали ли ее правоохранители?

– Замначальника Кондопожской полиции был вежлив, вручил уведомление и уехал, я с ним уже весной встречалась, тогда меня тоже обвиняли в организации несанкционированного митинга. Участковый сказал, что им стало известно, что мы собираемся трассу перекрыть, а организатор всего этого – я. А какая я организатор? Был еще сотрудник ФСБ из Кондопоги, фамилию его я не запомнила. Попросил меня поговорить наедине. Так он прямо сказал, что у них есть специально обученные люди, которые не любят, когда их беспокоят, так они приедут, всех поломают и посадят, не смотря на наш возраст.

Полицейской машины, о которой говорила Татьяна Ромахина в деревне не было видно. Правда, на обратном пути, действительно, на трассе около поворота в Суну я заметил полицейскую «Ниву», а в ней двух сотрудников и ротвейлера на заднем сиденье. Чуть дальше стояли еще две машины ГИБДД, которые останавливали всех подряд. Еще дальше – микроавтобус с сотрудниками внутри.

8 сентября с утра опять позвонила Ромахина: к Нине Петровне опять «ФСБшники» приехали.

Пришлось отложить все дела и снова выехать в Суну. Хотел застать правоохранителей, но не успел, за пять минут до моего появления они уехали. На столе опять лежали таблетки и уведомление об ответственности за экстремизм.

« В этот раз уже из Петрозаводского ФСБ приезжали. Были очень вежливы и уговаривали не совершать ошибок, – рассказала Нина Петровна. В это время приезжает автолавка с хлебом – своего рода центр культуры и новостей в деревне.

Автолавка - центр культуры и новостей в деревне Суна. Фото: Алексей Владимиров
Автолавка — центр культуры и новостей в деревне Суна. Фото: Алексей Владимиров

– Ко мне опять приезжали, – сообщила односельчанам Нина Петровна.

– Мы тут все – экстремисты, – съехидничал старичок в кепке — афганке. Пенсионеры в очереди только удивились: куда же смотрит Путин?

Договариваюсь с местными «экстремистами», что приеду в выходные, и поговорим.

В воскресенье пошли по дворам. Помочь мне согласились Татьяна Ромахина и Нина Петровна.

Жительница Суна Таисия Артюхова. Фото: Алексей Владимиров
Жительница Суны Таисия Артюхова. Фото: Алексей Владимиров

«Знаете, я в этот бор еще в молодости ходила, – поведала 82-летняя Таисия Ивановна Ортюхова. – Помню, сосенки еще совсем маленькие были. Переплывали на лодке, гуляли. Сейчас с внуками туда ходим, грибы-ягоды собираем, а если карьер откроют? Что тогда? Пыль, грязь и смерть? Экологии вообще никакой, так давайте последний лес угробим. По-моему мнению, что там вообще после карьера свалку планируют сделать».

А в деревне, между тем, пошли слухи, что в месте, где бор находится, ядерные отходы планируют захоронить…

В следующем дворе нас встретили два ветерана труда, 77- летняя Надежда Сергеевна и 85 — летний Петр Алексеевич Кудряшовы.

Пенсионеры из Суны Надежда и Петр Кудряшовы. Фото: Алексей Владимиров
Пенсионеры из Суны Надежда и Петр Кудряшовы. Фото: Алексей Владимиров

«В этом бору раньше стадо лосей жило, голов восемь, так их местные охотники не стреляли. Когда мы в лес ходили, лоси даже не боялись. Да и сейчас живность там есть. По-моему мнению, если все же карьер откроют, река Суна, на берегу которой наша деревня находится, начнет заболачиваться», – предположил Петр Алексеевич.

Разговоров было еще очень много. Люди не понимают, почему так упорно бизнесмены и чиновники хотят прибрать этот бор, ведь территория всего – ничего, песка там хватит только на отсыпку дороги.

Северное Приладожье – все по-тихому

А, может, не все так безрадостно, и пенсионеры зря поднимают панику? Перенесемся за несколько сотен километров от Суны в Лахденпохский район. Рассказывает участник самопровозглашенного движения «Общественный лесной совет поселка Тиурула» Александр Талья:

«В Лахденпохском районе работает фирма «Инерт». Самое интересное, что учредители этой фирмы те же, что и у фирмы «Сатурн Нордстрой». Да и схема выделения участков под карьер однотипная. Сначала был выделен крохотный участок, а потом, по-тихому этими же коммерсантами была получена еще одна лицензия, расширяющая границы участка под карьер в разы. Сейчас это два совмещенных карьера «Куликово» и «Куликово-2». Мы когда узнали об этом (общественных слушаний не было), написали открытое письмо, но результат нулевой. У Минприроды Карелии ответ один – все по закону. Поэтому считаю, что опасения жителей деревни Суна небезосновательны.

Карьер "Куликово". Фото: Александр Талья
Карьер «Куликово». Фото: Александр Талья

За местных жителей вступился «народный фронт»

К сожалению, с коммерсантами из «Сатурн Нордстрой» связаться не удалось, но оперативно отреагировал представитель регионального штаба Общероссийского народного фронта Владимир Кванин.

«Проблема жителей деревень Суна и Чупа Янишпольского сельского поселения, пытающихся сохранить сосновый бор, стала главной темой первого заседания региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса. В апреле нынешнего года «фронтовики» усадили за стол переговоров защитников бора и представителей «Сатурн Нордстроя», планирующего разрабатывать карьер в Янишполе. По мнению бизнесменов, чистый сосновый бор от карьера в основном не пострадает. Но жителей деревень и карельских «фронтовиков» доводы представителей «Сатурн Нордстроя» в полной мере не убедили. Тогда члены региональной группы с борцами за бор организовали совместный выезд с представителями Петрозаводского государственного университета лесной массив Янишпольского сельского поселения. Специалисты эколого-биологического факультета ПетрГУ обнаружили на месте предполагаемого карьера деревья с произрастающими на них краснокнижными видами. По этому факту «фронтовики» обратились в природоохранную прокуратуру республики с просьбой провести проверку. Ведомство объявило недропользователю предостережение о недопустимости нарушений природоохранного законодательства при осуществлении деятельности, связанной с добычей песка. 14 мая представители региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса приняли участие в презентации технического проекта карьера. Они поддержали позицию местных жителей.

Презентация в очередной раз показала, что жители карельских сел категорически против вырубки леса и открытия карьера. Люди, собравшиеся на презентацию в клубе Янишполе, были очень эмоциональны, порой очень категоричны в своих высказываниях, но их можно понять – к ним никто не прислушивается. Разработку карьера на лесном участке преподносят как свершившийся факт, с которым они должны смириться».

После презентации активисты ОНФ обратились к главе Карелии Александру Худилайнену с просьбой вмешаться в ситуацию и не допустить дальнейшего развития конфликта между населением и недропользователем. «Фронтовики» настаивали на том, чтобы власти прислушались к мнению местных жителей.

За время работы нашей региональной группы к нам поступило уже несколько обращений от жителей карельских деревень, вставших на защиту лесов и озер», – рассказал член регионального штаба ОНФ Владимир Кванин. По его словам, население Крошнозера и Гонганалицы Пряжинского района переживает за судьбу озера, на берегу которого местные власти разрешили построить птицеферму. Жители поселка Деревянка Прионежского района бьются за чистый воздух. Они вынуждены дышать пылью из-за находящейся в поселении площадки для погрузки щебня из габбро-диабаза. Представители общественности констатируют: мнение населения абсолютно не учитывается чиновниками, выдающими разрешения на разработку карьеров и строительство предприятий. Мы считаем, что это неправильно. Власть должна слышать людей и находить правильные решения, чтобы учитывать мнения всех заинтересованных сторон», – рассказал «фронтовик».

***

Пенсионер из Суны Василий Дийков. Фото: Алексей Владимиров
Пенсионер из Суны Василий Дийков. Фото: Алексей Владимиров

Кто победит в этой войне между «слугами народа», бизнесменами и жителями деревень Суна и Чупа – покажет время. А в конце хочется процитировать слова одного из пенсионеров – «экстремистов» Василия Дийкова : «Мы наш лес будем отстаивать до конца, чего бы нам это не стоило. Мы старые люди, но наш бронепоезд – стоит на запасном пути».

Загрузка...


Алексей Владимиров
Журналист. По его словам, в журналистику попал случайно, но как-то затянуло. Сотрудничал и сотрудничает с Агентством журналистских расследований (Санкт-Петербург), газетой «Совершенно Секретно» и другими федеральными СМИ. Лауреат четырнадцатого профессионального конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Золотое перо» в номинации «Лучшее журналистское расследование» за 2008 год.