В конце сентября одна из наиболее авторитетных национальных общественных организаций республики Nuori Karjala («Молодая Карелия») приняла решение о прекращении своей деятельности. Поводом для этого послужил отказ городского суда Петрозаводска удовлетворить иск Nuori Karjala, в котором некоммерческая организация оспаривала включение ее Минюстом России в «реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента». «Молодой Карелии» не помогли даже обещания главы республики Александра Худилайнена доказать, что для придания организации статуса «иностранного агента» нет никаких оснований – об этом губернатор заявил крупнейшей финской газете Helsingin Sanomat.

В истории с «Молодой Карелией», как впрочем, и со многими другими известными российскими НКО, записанными Минюстом в «иностранные агенты», поражает скоропалительность чиновничьих вердиктов, которые чаще всего основаны на неких «обращениях граждан». Чтобы закрыть НКО, работавшую на законных основаниях десятки лет, достаточно чуть ли не анонимного послания по интернету, и при этом даже не берутся во внимание ни результаты плановых проверок, ни то, что большинство общественников принципиально не занимается политикой. В случае с Nuori Karjala так и произошло: формальным поводом обвинить организацию в политической деятельности послужил визит в Карелию осенью 2013 года делегации молодежного отделения финляндской парламентской партии «Истинные финны», а иностранным финансированием оказался грант ООН.

Тем не менее, «Черника» попросила одного из лидеров Nuori Karjala Алексея Цыкарева объяснить, почему организация не стала обжаловать решение городского суда в Верховном суде Карелии.

Алексей Цыкарев. Фото: facebook.com
Алексей Цыкарев. Фото: facebook.com

— В целом, юридически, с точки зрения ощущения своей правоты и наличия аргументов в свою пользу, мы были готовы пройти все средства правовой защиты, включая Верховный суд Республики Карелия и даже Европейский суд по правам человека, где уже лежат иски от российских НКО – «иностранных агентов». Но все это означало бы для нас продолжительную по времени и морально изнурительную кампанию по собственной защите. Все это время нам пришлось бы минимизировать реальную работу на благо языков и культур коренных народов Карелии. Позволить себе такую роскошь накануне очередного съезда карелов, когда всерьез обсуждается вопрос о придании карельскому языку статуса государственного, мы не могли, — ответил Алексей.

— За четыре месяца с момента проведения внеочередной проверки мы увидели, что общественное мнение на нашей стороне. Многие наши партнеры, в том числе в органах власти, включая главу Республики Карелия, высказывались в поддержку Nuori Karjala. На наш взгляд, даже те, кто принимал по нам решение, увидели всю абсурдность ситуации. Являясь экспертом ООН, я знаю о возмущении в структурах этой авторитетной международной организации по поводу произошедшего с Nuori Karjala. Удивление вызывает, прежде всего, то, как Россия, страна-основатель и донор ООН, считающая эту организацию важнейшей частью своей внешней политики, могла допустить обструкцию общественной организации на основании гранта ООН. В конце концов, это противоречит здравому смыслу и логике. И в конечном итоге, это демонстрация неуважения к ООН, и сигнал российским общественникам не возвращать в страну российские средства посредством грантов ООН.
Мы считаем, что пройдя суд первой инстанции, мы показали власти серьезность наших намерений, выразили нашу позицию, свое несогласие с данным законом в существующем виде. Мы написали ряд писем с нашими рекомендациями по изменению законодательства. С другой стороны, мы решили быть мудрее – не бороться с ветряными мельницами, а продолжить реализацию уставных целей Nuori Karjala. В каком формате – покажет время.

Лидеры Nuori Karjala принципиально избегали политических акций. Фото: facebook.com
Лидеры Nuori Karjala принципиально избегали политических акций. Фото: facebook.com

— Нет ли у вас ощущения, что Nuori Karjala, природоохранная организация «СПОК» и другие НКО, признанные иностранными агентами, просто попали под кампанию, в которой никто особо не разбирается в деятельности общественных объединений и устраняет тех, кто не лоялен или не слишком власти?

— У нас нет сомнения, что это была именно кампания, которая затронула всю страну. Почти везде все было одинаково – плановая проверка ничего не выявляет, затем появлялось некое письмо «неравнодушного гражданина», внеплановая проверка, которая и приводит к включению в реестр «иностранных агентов». Данная кампания принесла результаты – список удвоился. При этом ущерб для гражданского общества колоссален, так как под нож попали наиболее активные, социально-ориентированные организации, работающие открыто.

У меня есть ощущение, что авторы этой кампании занимались откровенным вредительством, действуя даже против установок президента страны. Скажем, на Сахалине недавно «агентом» признали «Эковахту Сахалина», которая привлекла деньги фонда Леонардо ДиКаприо для защиты природы. Еще недавно знаменитый актер по приглашению Владимира Путина присутствовал на благотворительном приеме в защиту тигра в Петербурге, а сегодня «Эковахта Сахалина» вынуждена возвращать полученный от фонда ДиКаприо грант обратно. В нашем случае и в случае с ненецкой организацией «Ясавэй Манзара» вред нанесен политике в отношении коренных народов, общественной, культурной дипломатии, имиджу страны на международной арене. Это демонстрация недальновидности, а порой и глупости конкретных чиновников.

Я согласен с советником президента, руководителем президентского совета по правам человека Михаилом Федотовым в том, что Минюст в отношении этого закона действует механически, не углубляясь в детали. Перед принятием закона Минюст высказывал опасения, что исполнять его будет сложно. Тогда к ведомству не прислушались, а теперь оно на практике показывает, что закон одинаково суров ко всем НКО: к тем, с кем хотели бороться, и к тем, кого трогать не хотели. Я думаю, в Кремле это уже поняли, поэтому и создали рабочую группу под руководством Володина, которая должна разработать в течение трёх месяцев изменения в законодательство об НКО. Надеюсь, что и Галина Ширшина, вошедшая в эту группу, сделает все возможное, чтобы из закона убрали абсурдные вещи, повредившие карельским общественникам.

"Молодая Карелия" занималась развитием культуры прибалтийско-финских народов республики. Фото: facebook.com
«Молодая Карелия» занималась развитием культуры прибалтийско-финских народов республики. Фото: facebook.com

— Собирается ли Nuori Karjala возобновить свою деятельность через какое-то время?

— Да, мы не исключаем создание в скором времени новой организации, которая продолжит реализацию задач, поставленных Nuori Karjala больше 20 лет назад. К сожалению, мы ещё далеки от достижения этих целей: язык и культура наших народов по-прежнему в опасности. Поэтому бюрократические препоны не должны помешать неравнодушным общественникам влиять на эти процессы.

Загрузка...