Лагерь «Золото Белого моря» закрыли из-за конфликта интересов?

1
488
Лагерь
Лагерь "Золото Белого моря". Фото: vk.com

Такую версию событий вокруг лагеря в Лоухском районе Карелии, закрытого после трагедии на Сямозере, выдвинули родители детей, которые отдыхали в «Золоте Белого моря», волонтеры и те, кто поддерживает руководителя лагеря Дениса Орлова, оказавшегося фигурантом уголовного дела об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, жизни и здоровья потребителей. Несколько сотен человек поставили свои подписи под обращением к Уполномоченному по правам человека в Карелии Александру Шарапову с просьбой разобраться в ситуации и ходатайствовать о прекращении уголовного преследования Орлова.

«Мы расцениваем возбуждение уголовного дела по пункту «а» части 2 статьи 238 УК РФ, как «кампанейщину», когда вместо расследования трагедии, проверяющие органы возбуждают уголовные дела, создавая видимость реагирования. Либо имеет место наличие заинтересованности в устранении лагеря с острова, о чем свидетельствует в частности тот факт, что осенью 2015 года часть построек лагеря на острове были кем-то сожжены», – говорится в обращении к карельскому омбудсмену.

Денис Орлов. Фото: vk.com
Денис Орлов. Фото: vk.com

«Черника» уже рассказывала о том, как после трагедии на Сямозере, где во время штормовой погоды погибли 14 подростков, отправившиеся в водный поход, под «следственный замес» попал детский лагерь «Золото Белого моря», руководитель которого Денис Орлов даже был взят под стражу, хотя этот лагерь работал на вполне законных основаниях и к нему не было никаких претензий со стороны родителей. Однако, как считают защитники лагеря, в расследовании уголовного дела усматривается заинтересованность в скорейшем вынесении обвинительного приговора. Их беспокойство также вызывает тот факт, что следствие пытается привлечь к уголовной ответственности и Максима Митрофанова – инструктора лагеря, не имеющего отношения к управлению компанией. И вот какие аргументы приводят те, кто направил обращение уполномоченному по правам человека в Карелии:

– Уголовное дело было возбуждено по части второй статьи 238 УК «Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц», а не по части первой, по которой нельзя избрать меру пресечения «заключение под стражу», и по которой максимальный срок наказания меньше, до двух лет. При этом на момент возбуждения дела единственным обвиняемым был Денис Орлов. Инструктор лагеря Максим Митрофанов стал нести ответственность за лагерь и за детей – вынужденно – только после того, как руководителя лагеря задержали.

– Наличие в рапорте Кемского межрайонного следственного отдела, на основании которого было заведено уголовное дело, заведомо недостоверных сведений, в частности информации о том что лагерь не зарегистрирован, что дети находились на воде без спасательных жилетов, а также преувеличений, например о нарушении питьевого режима и отсутствии связи с МЧС. Именно этот рапорт стал источником дальнейшего цитирования, в том числе администрацией, омбудсменами и СМИ. Таким образом, глава республики и общественность были введены в заблуждение заявлениями о внезапно обнаруженном лагере и объеме нарушений.

В лагере. Фото: vk.com
В лагере. Фото: vk.com

– Приобщение к делу фактов, не имеющих никакого отношения к безопасности в детском лагеря – о незаконной вырубке сухостоя (лагерь использует только плавник) и незаконному захвату федеральной собственности (на основания признания временных сооружений, имеющих соответствующих сертификат, капитальными строениями).

– Имел место факт давления на фигуранта дела, Максима Митрофанова – инструктора лагеря который принял на себя ответственность за детей после ареста Дениса Орлова — с требованием дать показания против Дениса Орлова.

– Назначение даты суда через 1,5 дня после открытия уголовного дела, что заведомо снижало вероятность поиска адвоката и его своевременное прибытие к моменту слушаний. Информация об открытии уголовного дела поступила около 16 часов в четверг, 23 июня, а слушание дела в суде назначено уже на субботу, 25 июня, 9 утра.

– По факту проверки 17 июня (в день заезда первой смены) лагерь получил ряд незначительных замечаний, которые не давали повода для закрытия лагеря, и тем более для заведения уголовного дела. К моменту следующей проверки 22 июня полученные замечания были уже устранены.

– Уголовное дело заведено при отсутствии каких-либо жалоб, обращений или негативных отзывов от детей или родителей как по данной смене, так и по другим сменам, за 14-летнюю историю лагеря. Более того, родители были возмущены задержанием директора и претензиями к лагерю в целом.

Лагерь кому-то мешал? Фото: vk.com
Лагерь кому-то мешал? Фото: vk.com

Примечательно, что всего за несколько дней до событий на острове Сидоров, где располагался лагерь «Золото Белого моря» его директор Денис Орлов был приглашен в поселок Лоухи на общественные слушания, на которых обсуждался вопрос о создании на Керетском архипелаге ландшафтного заказника. По словам тех, кто участвовал в слушаниях, Орлову было предложено открыть структурное подразделение в районе, а начальник отдела экономического развития районной администрации Инна Гончарова заявила, что будет рада официальному присутствию туроператора «Золото Белого моря» в муниципальном образовании.

Замечу, что далеко не всем в Лоухском районе нравится создание заказника на Керетском архипелаге, поскольку кто-то видит в этом угрозу своему бизнесу – как рыбопромысловому, так и туристическому. На острове Сидоров, кстати, находятся несколько рыбопромысловых участков и гостевой дом одной из турфирм.

Могу предположить, что некоторые из местных предпринимателей даже оказались рады закрытию лагеря. Но вот что удивляет – так это позиция районных властей, которые спустя несколько дней после того, как приветствовали присутствие туроператора «Золота Белого моря» на своей территории, прибыли на остров Сидоров уже совсем с другим настроением…

Загрузка...