Комплекс великодержавности ведет Россию к изгойству

1
402
Московский Кремль - символ российской власти. Фото: vk.com
Московский Кремль - символ российской власти. Фото: vk.com

Стоило рекордсменке мира в прыжках с шестом Елене Исинбаевой произнести: «Если сейчас не отстоим свои права, потом нас будут пинать все, кому не лень», как волна великодержавных настроений россиян поднялась на новый, заоблачный уровень. Не нужно быть профессиональным социологом или социальным антропологом, чтобы заключить, что число тех, кто считает, что Россия сегодня является одной из великих держав, удвоилось за последние два года. И это при том, что тех, кто отмечает первоочередную необходимость России в ближайшие 15–20 лет стать великой державой пробивает 70%-планку.

Да что там социологи и антропологи, это же и так видно: народ в значительной своей массе считает, что Отчизна является в настоящее время самой великой страной. И ответ понятен почему – Крым, Путин, санкции. А этого вообще-то достаточно, чтобы считаться великой державой? Оказывается, что вполне достаточно как минимум для того, чтобы сами россияне стали считать себя гражданами великой страны.

Но самое интригующее и, пожалуй, даже тревожное то, что для соотечественников высокий уровень благосостояния перестает, если уже не перестал быть критерием статуса великой державы. Выявленная тенденция указывает, что мало помалу россияне готовы отказываться от высокого уровня жизни. Не надо нам его, все больше хочется мощных вооруженных сил.

Карельская глубинка меньше всего ассоциируется с образом великой державы. Фото: Губернiя Daily
Карельская глубинка меньше всего ассоциируется с образом великой державы. Фото: Губернiя Daily

Кстати, если спросить, а для чего нужны мощные вооруженные силы, многие, думается, ответили бы: чтобы защитить себя от неизвестного врага, чтобы утереть нос известному сопернику, чтобы с Россией считались, чтобы нас боялись. Но когда благосостояние перестает быть важным критерием великодержавности, страна встает на другой путь развития. Смещаются бюджетные приоритеты: оборона и правоохранительная деятельность выходят на первый план. А это, в свою очередь, естественным образом провоцирует далеко не всегда оправданную геополитическую активность, что и было недавно подтверждено в далекой-предалекой Сирии.

Смещаются и приоритеты в развитии демократических институтов общества. И это мы тоже сегодня наблюдаем, когда по нарастающей идет откат даже по тем половинчатым политическим реформам, которые были обозначены после последних парламентских выборов в России в декабре 2011 года. Смещаются вообще все нормальные политико-гражданские ценностные установки. Например, стремительно сокращается число тех, кто считает, что для возрождения России в качестве великой державы необходимо возродить высокий уровень национальной культуры.

В связи с этим возникает реальная боязнь того, что у нас сегодня как раз и идет активное привитие лживых ценностей. Правда, преуспеваем в этом мы сами. Ведь в восстановлении статуса великой державы Россия пошла по пути наименьшего сопротивления: несменяемая власть, несоциальное государство, мощные вооруженные силы и чтобы все боялись.

Не получилось создать по-настоящему мощную экономику и обеспечить высокий уровень благосостояния граждан. Не в состоянии оказалась современная Россия и развивать науку на мировом уровне … Ах, да, Олимпиада в Сочи. Произвели впечатление на мир, что и говорить. Но сегодня, накануне новой и гарантированно более красочной Олимпиады, от того мощного положительного эффекта не осталось практически ничего.

В следовании по нынешнему пути становления России в статусе великой державы есть важная особенность. Великой начинают считать Россию всё в большей мере сами же россияне. Отношение же в мире, когда с Россией прерывают торгово-экономическое, научно-образовательное, культурно-гуманитарное сотрудничество, когда страна превращается в изгоя, совершенно иное. Но попытаться осознать происходящее гораздо сложнее. Намного проще скандировать: «Ра-се-я!».

Загрузка...