Каждый предприниматель – потенциальный подозреваемый?

0
344
Приговор по
Приговор по "делу о земле" шокировал многих в Петрозаводске своей жестокостью. Фото: Губернiя Daily

В Карелии продолжает складываться парадоксальная ситуация. Исполнительная власть на словах приветствует развитие микро- и малого бизнеса, а власть судебная как бы невольно корректирует сложившуюся «картину миропорядка». Жесткость общефедерального уголовного кодекса в экономической сфере зашкаливает. После принятия закона о легализации (отмывании) денежных средств в 2001 году и поправок в УК ко всем срокам за экономические преступления автоматически добавилось от трех до десяти лет. В результате сегодня любой предприниматель, совершивший экономическое преступление, может быть наказан по совокупности преступлений строже, чем лицо, совершившее умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, а уж тем более дорожно-транспортное происшествие с причинением тяжкого вреда здоровью или смерти человека.

При этом предприниматель оказывается в абсурдных обстоятельствах. Он может выиграть арбитраж или гражданский суд по данному делу, но на следующий день сесть в тюрьму по уголовному суду – за то дело, которое он только что выиграл. У него может не быть даже потерпевших и суммы ущерба. Все равно сядет – таких примеров масса. Но еще больше появляется примеров, когда смена руководителя властного органа приводит к тому, что на совершенно противоположную меняется правовая позиция. Например, администрация последовательно и аргументированно не признавала свой ущерб, но … новый сити-менеджер передумал, и теперь имущественные последствия признаются в полном объеме.

Как только Ирина Мирошник стала и.о. главы Петрозаводска, городская администрация тут же стала потерпевшей стороной по скандальному "Делу "Петропита". Коллаж: mustoi.ru
Как только Ирина Мирошник стала и.о. главы Петрозаводска, городская администрация тут же стала потерпевшей стороной по скандальному «Делу «Петропита». Коллаж: mustoi.ru

Любой хозяйственный договор может стать предметом уголовного преследования, если попытаться доказать завышенную или заниженную цену, какие-то дополнительные личные условия и сам по себе факт заключения его с конкретным партнёром, т.е. сговор. Даже при отсутствии хозяйственной деятельности достаточно двух свидетелей, которые скажут, что кто-то брал деньги у одного из них без цели их возвращения, – и этот кто-то уже обвиняемый по статье 159 УК за мошенничество. И пусть кто-то не взял никаких денег, но свидетели говорят, что он «попытался» их взять без цели возвращения, а они не дали – это «покушение на совершение преступления» с осуждением по тем же статьям.

Известный карельский предприниматель и политик Девлет Алиханов находится под арестом уже почти полтора года. Фото: stolica.onego.ru
Известный карельский предприниматель и политик Девлет Алиханов находится под арестом уже почти полтора года. Фото: stolica.onego.ru

Предпринимательство превратилось в зону крайне высокого личного риска. Еще немного – и предприниматель будет восприниматься как уголовник. Как человек, который просто еще не сидит, но это дело времени. Как в самые темные советские времена.

Такой агрессивный правопорядок угнетает экономическую деятельность. Число микропредприятий и индивидуальных предпринимателей в республике падает. Никто не хочет сидеть, особенно за несовершенные преступления. Увы, репрессивная система сложилась не сама по себе, а в результате целенаправленного изменения законодательства и законоприменения, прежде всего, на районном и региональном уровне.

При этом практически любой высокопоставленный чиновник довольно быстро осваивает правило, в соответствии с которым самый эффективный бизнес на сегодня – это перераспределение прав собственности посредством уголовной юстиции. Многие работающие в силовых структурах превратились в очень богатых людей. Недавний столичный «парад гелендвагенов» представляет собой не автопробег мажоров, а демонстрацию тщеславия тех, кто отныне и навсегда вошел в круг перераспределяющих.

Звучит банально, но ситуация вовсе не должна быть такой. Что делать?

Необходимо начинать модернизацию уголовного законодательства в экономической сфере. Хватит латать УК отдельными поправками – пора системно его усовершенствовать на основе гуманизации и либерализации законодательства. Нужна не амнистия по отдельным составам (подтверждением чего выступает фактический провал госпланов по деоффшоризации), а систематическое продвижение социально значимых приоритетов. Без реализации конкретных планов по их достижению экономика останется под гнётом уголовного закона и без перспектив роста предпринимательской активности. Множество невинных или вполне способных исправиться (в другой ситуации) людей будут сидеть в сизо и зонах долгие годы. А коррупционеры и вымогатели всех мастей – жиреть.

Гуманизация уголовного законодательства в экономической сфере и «выбивание» из него коммерческой составляющей представляют собой не просто артикуляцию либеральной модели. Это судьбы сотен и тысяч жителей Карелии. Это возможность реального снижения преступности. Это активизация экономической деятельности. Это выгодно всем. Всем, кроме тех, кто кормится на административно-силовых репрессиях.