Как в Карелии орудует рыбная мафия

2
3863
На Онежском озере браконьеры обосновались на самом крупном нерестелище судака. Фото: Алексей Владимиров
На Онежском озере браконьеры обосновались на самом крупном нерестелище судака. Фото: Алексей Владимиров

В карельской деревне Челмужи обосновалась организованная группа браконьеров,  выходцев из Молдавии, истребляющая нерестовое стадо судака в промышленных масштабах. Полиции не удается поймать их за руку и прекратить уничтожение водных биоресурсов республики, а районные власти связываться со злоумышленниками просто боятся. «Рыбная мафия» – так их называют местные жители. Корреспондент «Черники» побывал на месте и провел собственное расследование. Из соображений безопасности все имена местных жителей изменены.

По словам ученых и рыбоохранников, в районе Челмужской губы Онежского озера, находится самое крупное нерестилище судака. На нерест рыба заходит в губу через узкий проход в конце мая, мечет там икру, все лето охраняет гнезда и к осени скатывается обратно в большое Онего.

proxod-v-chelmuzhskuyu-gubu-polnostyu-perekryt-setyami

Проход в Челмужскую губу полностью перекрыт сетями
Проход в Челмужскую губу полностью перекрыт сетями

Именно в это время активно орудует организованная группа браконьеров, истребляющая нерестовое стадо в промышленных масштабах. Они перекрывают сетями проход в губу, что запрещено правилами рыболовства, вылавливают рыбу еще до нереста, а остатки «добивают» в самой Челмужской губе километрами промысловых рыболовных сетей. И чувствуют себя вполне вольготно от безнаказанности.

«Ты поосторожнее там, это – отморозки, – проинструктировал один из полицейских, когда корреспондент «Черники» собрался ехать в Челмужи. – В сети запутают, в озеро скинут, не найдем потом. С ними стараются не связываться, они и колеса у «рыбнадзоров» резали, и с ножом набрасывались. Есть несколько уголовных дел».

С местными договариваюсь, что покатаемся на лодке в окрестностях губы, и они подстрахуют меня, когда буду сидеть в засаде на берегу озера и фиксировать все происходящее.

Челмужская губа Онежского озера. Фото: Алексей Владимиров
Челмужская губа Онежского озера. Фото: Алексей Владимиров

«Эти молдаване появились у нас в начале 90-х, – рассказывает добровольный помощник из местных Василий. – Сначала нелегально жили, несколько раз их депортировали на родину, но они все возвращались. Потом подженились на местных и гражданство российское себе выправили. Начали гадить они здесь у нас с малого. Сначала лес рубили, но попались на незаконной рубке, потом сбором ягод промышляли. Наберут бичей, загонят на болото, те им и собирают клюкву. Но что-то у них не срослось, забросили это дело. А сейчас все в озере. Главный у них Ион Гаджим, и куча братьев вокруг. Наглые. Перекроют проход в губу и сидят потом – сети охраняют. Нам потом в озеро не выйти. Сколько раз стычки из-за этого были, едешь и сетку на винт наматываешь, те орать да угрожать начинают, я уже мачете с собой вожу, если намотаю – сразу все обрубаю. Мы, как? Поставим пару сеток, поймаем на еду и хватит. А к этим молдаванам постоянно перекупщики приезжают. То с питерскими номерами машины, то с нашими. Куда мы только не обращались. И к Карпенко (глава администрации Медвежьегорского района, –  прим. Черники), и к местному главе – Данильеву, и в полицию – все без толку. Карпенко сказал, что дачу его поджечь могут, и он не будет с ними связываться».

Выходим в озеро и прячемся за остров. Горловина губы – как на ладони. Раздается телефонный звонок: «Саранча приближается к проходу», – так кто-то предупреждает Василия. Действительно, в бинокль хорошо видно, как появились три лодки, и у браконьеров начинается работа, ловко и слаженно они перекрывают полностью проход в губу, затем две лодки отчаливают и подъезжают к берегу. Василий объясняет, что они до сумерек приглядывать за сетями будут, а утром, еще затемно, чтобы лишние не увидели, Гаджимы будут «похожать сетки». Заводим мотор и едем, приближаясь к браконьерам. Начинаю фотографировать. Браконьеры особого внимания на нас не обращают – заняты своим делом.

Браконьеры заняты своим делом. Фото: Алексей Владимиров
Браконьеры заняты своим делом. Фото: Алексей Владимиров

Примечательно, что номеров регистрации на лодках нет. «ГИМС боится с ними связываться, – рассказывают местные. – А рыбнадзор, думаем, вообще с ними в доле. Приедет, мизерные штрафы выпишет им и потом вообще не появляется».

На следующее утро, еще затемно выезжаем на берег. Натыкаемся на медведя, который собирает выброшенную на берег рыбу, тот недовольный уходит.  Гаджимы уже там, снимают улов. К сожалению, в темноте фотографировать не получается. Закончив «похожку», браконьеры уезжают, а мы едем в деревню, чтобы поближе познакомиться, как те живут.

Никто из братьев Гаджимов никогда не был официально оформлен в какой-нибудь организации. Однако размах хозяйства, например, Иона Гаджима совсем не бедный. Во дворе стоит МАЗ без номеров, на котором, как рассказали нам местные жители, они разъезжают беспрепятственно, и «ГАИ им не помеха». Хорошая машина стоимостью больше миллиона рублей. Ремонт дома с размахом. И все это на вырученные от продажи рыбы деньги.

Выходцы из Молдавии живут в Карелии весьма зажиточно. Фото: Алексей Владимиров
Выходцы из Молдавии живут в Карелии весьма зажиточно. Фото: Алексей Владимиров

Так может кто-нибудь действительно их прикрывает? Местные считают, что это рыбнадзор района Владимир Оловянников. Корреспондент «Черники» связался с рыбоохранником и попросил прокомментировать эти подозрения местных рыбаков.

«Я вас умоляю, за 12 лет работы в рыбоохране, не раз слышал такие обвинения в свой адрес. А вообще Гаджимы – это у нас болячка номер один. Братья, племянники, их там целый табор. Мы их штрафуем, изымаем сети, не даем браконьерить. Мне сейчас очень трудно. От Медвежьегорска до Челмуж почти 90 километров, а бензина в этом году на половину урезали, командировочных тоже не платят. И как тут работать? Мы уже и усиление из других районов вызывали. Люди охраняли там. Эти молдаване вообще обезбашенные. Сколько угроз мы от них слышали. И машины наши пожечь обещали, и колеса нам резали. И на инспектора с ножом нападали. Полицию они вообще посылают на три буквы. Пытались недавно их задержать, так они веслами, да ножами давай махать, и удрали через камни. Одним словом – мафия. Сейчас ведется дело Гаджима, конфискована лодка, мотор и орудия лова. Так он в отказке. А что им этот катер? Да и приворовывают. У нас информация проходила, что ворованные моторы у них. В прошлом году в Пяльме (соседняя деревня с Челмужами, – прим. «Черники») украли два мотора, и два мотора у них появились.  Медвежьегорская полиция вообще не работает. Весь поселок их боится, в том числе и глава администрации поселения. От него вообще никаких заявлений не поступает. Мы только приезжаем рейдовать, их родственники, увидев нас, сразу же отзваниваются им. Уезжаем – сети сразу выставляются. Бывает и большая эффективность. В этом году за месяц мы более 50 протоколов составили только в Челмужской губе. Мы уже и на других машинах приезжали и ночью, один раз до драки дело дошло. А если честно, чтобы прекратить все это, нужна масштабная спецоперация, только без привлечения местного РОВД. У них родственники в полиции работают, адвокаты сильные. Глава администрации Медвежьегорского района тоже никак не реагирует, у него дача там. Он ничем от Гаджимов не отличается, сам вывозит во время запретов на троллинг людей», – рассказал Владимир Оловянников.

«Черника» связалась и с главой Челмужского сельского поселения Сергеем Данильевым. Мы задали лишь два вопроса: как реагирует местный чиновник на это безобразие, и писал ли он какие-нибудь заявления в правоохранительные органы?

Сергей Данильев. Фото: chelmuzhi.ru
Сергей Данильев. Фото: chelmuzhi.ru

«У меня нет информации, что в Челмужской губе кто-то браконьерит. Только на уровне слухов, не подтвержденных документально. И заявлений я никаких не писал», – кратко ответил Данильев. Интересно получается: все местное население, рыбнадзор, правоохранители знают, что в Челмужской губе под корень истребляется самое крупное нерестилище судака, а глава поселения не в курсе событий.

А вот как прокомментировал нам ситуацию с браконьерством глава администрации Медвежьегорского района Владимира Карпенко:

«Правоохранительные органы знают об этом. Они там и рейд делали, ОМОН приезжал, много чего было. Глава администрации побаивается этих браконьеров. Ему один раз уже подожгли машину, а следующим будет дом. Это один вопрос. А второй – Онежское озеро, это – федеральная территория. Наши полномочия на него не распространяются. Есть в республике министерство рыбного хозяйства, они должны этим вопросом и заниматься. Наше дело – помойки, свалки и дрова населению. Если фискальные органы просят нас помочь в каких-то вопросах, да, мы помогаем».

Глава районной администрации Владимир Карпенко. Фото: Алексей Владимиров
Глава районной администрации Владимир Карпенко. Фото из социальных сетей.

Удалось «Чернике» дозвониться до самого Иона Гаджима. К нему было много вопросов.  «Все браконьерят, и я браконьерю. А, вообще, не суйте свой нос куда не надо, иначе пожалеете», – нервно ответил Ион и отключился.

В правоохранительных органах тоже знают об уничтожении водных биоресурсов в Челмужской губе.

«Эта проблема во всей Карелии в целом. От Белого моря до Ладоги. В Карелии действует целая сеть скупщиков незаконно выловленной рыбы. Они ездят по республике, скупают все у браконьеров и по фальшивым документам вывозят в Санкт-Петербург или в Петрозаводск. Челмужская губа занимает особое положение, там действительно главное нерестилище судака Онежского озера. И ущерб исчисляется уже не одним миллионом рублей », – рассказал наш источник в МВД Карелии.

***
По правилам рыболовства, с 15 сентября по 30 ноября в губе Челмужская Онежского озера, а также вглубь озера от ее горловины до линии северная оконечность острова Заячий-мыс – Черный Наволок вылов рыбы запрещен категорически. Однако, как нам сообщили жители Челмужей, организованная группа Гаджимов продолжает уничтожать водные биоресурсы республики, несмотря ни на что.

P.S. Материал подготовлен при поддержке Фонда ОНФ «Правда и справедливость».