И никаких вам оттенков серого

0
498
Образец социальной рекламы советских времен
Образец социальной рекламы советских времен

Когда читаешь в новостях о последнем предложении Следственного комитета России Минздраву сообщать о ведущих половую жизнь подростках, начинаешь понимать, что шутка про государство, залезающее в постели своих граждан – это вовсе не шутка, не ирония и не злой сарказм, а сегодняшняя реальность России.

Сфера интимных отношений – это, пожалуй, самая свободная часть жизни любого человека, хотя одновременно она является и самой закрытой от публичности. Для понимания того, что эта свобода дана тебе от природы и никто, даже самые близкие люди, не вправе в нее вмешиваться, человеку не нужно обладать какими-то юридическими знаниями и опираться на какие-то нормы и правила, принятые в обществе. Мое тело – мое дело. Каждый сам для себя решает, когда начинать, с кем, в каком объеме и с какой периодичностью жить половой жизнью.

Так уж устроена человеческая природа, что у одних эта потребность возникает в 13 лет, а у других едва-едва проявляется к 30 годам. Да и сексуальные темпераменты людей настолько широко варьируются, что представить себе единый стандарт поведения в интимной сфере просто невозможно, дико и нелепо.

"Аборт вреден для здоровья". Советский плакат 50-х гг.
«Аборт вреден для здоровья». Советский плакат 50-х гг.

Да, общественная мораль закрепляет единый стандарт вступления молодых людей в половую жизнь. Где-то это 18 лет, где-то 21, где-то и вовсе – 15-16, а то и 13 лет. Но это общественная мораль, которая для каждого конкретного случая имеет и массу исключений, и массу отклонений от общепринятых норм. Общественная мораль – это не уголовный кодекс, это вещь куда более гибкая.

Самое, наверное, большое желание российской власти – это не просто с головой залезть под одеяла граждан и там решать кому можно «делать это», а кому нельзя, кому следует рожать, а кого ввиду антисоциального образа жизни (или взглядов, например), следует стерилизовать. Сколько рожать, как часто рожать, предохраняться или нет, запретить аборты или разрешить – согласитесь, у государства просто не паханное законотворческое поле в этой области. Взбесившийся российский думский принтер тут может работать на предельной мощности. Вспомните хотя бы май 2016 года, когда прошлый созыв Госдумы предложил обследовать репродуктивную систему вступающих в брак.

А как было бы чудно, если бы государство имело контроль над всем и вся! Чтобы при каждом ЗАГСе была специальная комнатка «лишения девственности», где при свидетелях бы происходил акт гражданского совокупления в качестве скрепления акта гражданского состояния. И чтобы заявления от кандидатов на создание здоровой российской семьи сопровождалось медицинскими справками с непременной записью virgo, что не страдают кандидаты ни хроническими венерическими, ни бесплодием, ни сексуальными психическими отклонениями, что судимостей и приводов на почве неадекватного сексуального поведения не имели. Правда, с учетом российской коррумпированности всего и вся можно представить себе, какой теневой оборот таких актов и справок захлестнет государство российское, когда кто-то и по пятому разу девственности лишиться, а кого-то и к первому близко не подпустят без бабла.

Государству вторит и церковь. Понятно, что внутри конфессии своим прихожанам святые отцы могут рекомендовать и даже настаивать на определенных правилах сексуального поведения, вместе с ними и святым писанием решать, можно или нельзя заниматься сексом в период Великого поста, допустим ли вообще секс (как плотское развлечение), или надо заниматься исключительно совокуплением и только с целью зачатия, является ли презерватив исчадием ада, а мастурбация – смертным грехом. Это их право и их земная жизнь, которую они сами вправе регулировать с помощью своего вероисповедания.

Репродукция картины Василия Пукирева "Неравный брак" (1862)
Репродукция картины Василия Пукирева «Неравный брак» (1862)

Но когда церковь выходит из рамок своей конфессии и начинает навязывать церковные догматы всему светскому обществу в качестве конкретных законодательных инициатив, это уже через край. Свободу совести пока никто еще не отменил, соответственно, никто не отменил и свободу «половой совести»: то, что является нормой для прихожанина, еще не означает, что это именно та норма, на которую должно опираться все общество. И поговорка про свой устав в чужом монастыре тут как раз кстати.

Однако вернемся к нашим несовершеннолетним. Поправьте, если я ошибаюсь, но мне кажется, что девушки в 14-16 лет активнее всего обращают внимание на молодых людей в возрасте 18-20 лет, не так ли? И гораздо реже – на своих сверстников. Это явление вполне себе объяснимо с точки зрения человеческой анатомии, физиологии и психологии: девушка подсознательно отдает предпочтение более зрелому и сильному молодому человеку.

Вы представляете, сколько миллионов шестнадцатилетних девушек встречаются сегодня в РФ с совершеннолетними ребятами? А сколько из них живут регулярной половой жизнью? Не потому что их совершеннолетние парни регулярно насилуют, а потому что по любви? А вы представляете себе, что такое любовь в 16 лет? Когда все на грани и все «в разрыв» – и чувства, и эмоции? А теперь давайте представим себе, что означает инициатива СКР именно вот в этом разрезе?

Следственный комитет России. Фото: sledcom.ru
Следственный комитет России. Фото: sledcom.ru

Означает только одно: миллионы 18-20-летних парней Российской Федерации являются потенциальными кандидатами на скамью подсудимых и потенциальными клиентами УФСИН по самым жестким уголовным статьям от совершения действий сексуального характера до изнасилования. Это уж как на душу следаку каждый конкретный случай ляжет, и какую палку он захочет срубить с каждого конкретного уголовного дела.

Это ж работы для СКР просто не меряно! А какая раскрываемость! А какой звездопад на погоны следователей! А какие изощренные преступления можно тут раскрыть! Ну, вот встречается 14-летняя девушка с 16-летним пареньком, давно встречается, отношения у них устоявшиеся, крепкая связь, любовь, одним словом… А ведь через два года паренька можно будет не просто закрыть, но закрыть как извращенного сексуального маньяка, который на протяжении двух лет совершал длящееся тяжкое преступление по совращению несовершеннолетней и склонению ее к половой жизни. Просто монстр!

Да уж… Веселенькая картинка получается. Пришла себе юная девушка на медосмотр по программе всеобщей диспансеризации населения, а завтра на нее тук-тук в СКР и — добро пожаловать в отдел для дачи объяснений — кто, с кем, когда и как. Человек в погонах будет влезать в подробности интимной жизни молодой девушки с щепетильностью бульдозера. А потом начнет охоту на объект ее воздыханий и чувственных переживаний. И если следак окажется достаточно настырным, мы получим не только посаженного на скамью подсудимых «извращенца», но и девушку, которая свела счеты с жизнью одним из многочисленных доступных способов (не описываются в связи с рекомендациями Роскомнадзора к СМИ – прим.автора).

Но вот более всего настораживает тенденция плавненького перехода наших доблестных силовиков на упрощенную схему регистрации, расследования и раскрытия преступлений. Практика регистраций правонарушений по анонимному звонку, письму, докладу из других источников и просто по сигналу, все больше и больше становится повседневной реальностью и все больше приближает нас к хорошо забытому 1937 году. И было бы наивно полагать, что эта практика не вернется в государство, которое всеми силами разворачивает ход истории в обратном направлении – в сторону движения к тоталитаризму и авторитаризму. Рано или поздно этого следовало ожидать, ибо каждая общественная система существует исключительно в рамках своих инструментов. В том числе и инструментов подавления.

Надо ли говорить о том, что схема «застучи соседа» порождает не только массовые репрессии, не только увеличение «посадок» и ужесточение наказаний, но и порождает беззаконие, когда человек в погонах чувствует себя «первым после Бога», когда он знает, что в его власти – судьбы сотен и тысяч людей. Порождает это и стремление одних людей свести счеты с другими с помощью правоохранительных органов. Ну, что проще-то, написал на надоедливого соседа анонимку, наблюдай и радуйся, как его органы прессуют. Правда, при этом остается открытым другой вопрос – на тебя ведь тоже может кто-то анонимку написать…

"Лучшая защита от СПИД - супружеская верность". Плакат времен Перестройки
«Лучшая защита от СПИД — супружеская верность». Плакат времен Перестройки

И медиков России СКР теперь ставит в неловкое положение: не настучал врач на девушку – вроде как он теперь выглядит пособником преступления. И тоже ведь запросто может стать фигурантом уголовного дела. У нас же в России ни от сумы, ни от тюрьмы не зарекаются. Ну и для того же «нашего все» – российской коррупции (куда ж без нее-то!) – новый фронт для кипучей деятельности и отжима бабла. Боюсь, скоро и записи в медкартах всех российских девушек будут иметь свою определенную таксу в зависимости от региона, города и степени износа претендентки.

Вообще-то следственному комитету России следовало бы в связи с высказанной рекомендацией пойти и дальше – совместно с Роскомнадзором ходатайствовать о внесении романа Владимира Набокова «Лолита» в список запрещенной в РФ литературы. Это же прямое наставление по совращению малолеток! Ну и что, что он попал в список ста лучших романов столетия по версии журнала Time? У нас тут, в России, свои версии и свои рейтинги, которые должно сверять с государственной идеологией. Какие там пятьдесят оттенков серого… Как говаривал Феликс Эдмундович, «у чекиста должна быть холодная голова горячее сердце и чистые руки». Хотя, насчет сердца и рук, он, конечно же, пошутил.