Чьи интересы защищает главный судебный пристав России?

3
1711
Главный судебный пристав России Артур Парфенчиков. Фото: Тимофей Хидман
Главный судебный пристав России Артур Парфенчиков. Фото: Тимофей Хидман

Скандал вокруг неисполнения судебного решения о сносе незаконной торговой пристройки «Невский Пассаж» на проспекте Александра Невского в Петрозаводске приобрел уже всероссийскую известность. Улаживать конфликт между жильцами многоквартирного дома, в который вросла пристройка, судебными приставами и местными предпринимателями братьями Цмугуновыми в карельскую столицу приехали представители уполномоченного по правам человека в России Эллы Памфиловой и главный судебный пристав страны Артур Парфенчиков.

Напомним, в сентябре 2013 года Петрозаводский городской суд вынес решение о сносе наземной части «Невского Пассажа», а в апреле 2014 года Верховный суд Карелии оставил это решение в силе. Однако к демонтажу незаконной пристройки до сих пор никто не приступил. Жильцы многоквартирного дома дважды устраивали голодовку против бездействия карельских и федеральных властей, а в прошлом году накануне 70-летия Победы двое ветеранов Великой Отечественной войны даже вернули в республиканское правительство Карелии свои юбилейные медали.

Накануне Дня Победы два карельских ветерана вернули свои юбилейные награды в губернаторскую администрацию. Фото: Губернiя Daily
Накануне Дня Победы два карельских ветерана вернули свои юбилейные награды в губернаторскую администрацию. Фото: Губернiя Daily

10 февраля в стенах Управления Федеральной службы судебных приставов по Карелии состоялось совещание, на котором присутствовали представители ФССП, уполномоченного по правам человека в России, карельский омбудсмен, жильцы дома и сами предприниматели Цмугуновы. Жильцы многострадального дома накануне обзвонили редакции региональных СМИ и пригласили журналистов, в числе которых был и корреспондент «Черники», принять участие в этой встрече. Однако прессу на это совещание так и не пустили. Приставы объяснили закрытый режим совещания тем, что на нем могут присутствовать только участники исполнительного производства. При этом из жильцов дома на встречу был допущен лишь один Михаил Гошкиев, который официально является истцом по делу.

Предприниматель Цмугунов пришел на встречу вместе со своим представителем. Фото: Тимофей Хидман
Предприниматель Цмугунов пришел на встречу вместе со своим представителем. Фото: Тимофей Хидман

Зато бизнесмен Цмугунов оказался на совещании не только со своим юристом, но и с несколькими представителями. На встрече также присутствовала уполномоченный по защите прав предпринимателей в Карелии Елена Гнетова, которую сложно отнести к «участникам исполнительного производства». Что же получается? «Закрытое», как его назвали приставы, совещание оказалось закрыто только жильцов дома, которые, по сути, являются потерпевшими и для прессы?

Елена Пальцева. Фото из личного архива
Елена Пальцева. Фото из личного архива

За разъяснениями мы обратились к нашему эксперту по юридическим вопросам Елене Пальцевой, которая так прокомментировала эту ситуацию:

«Данная история хоть и касается исполнения конкретного судебного решения, безусловно, имеет большой общественный интерес и резонанс. Поэтому закрывать двери перед прессой, когда сами жильцы были готовы говорить открыто, выглядит странным. Нельзя забывать органам власти, что основанием для ограничения в доступе к информации служит не форма ее предоставления (она разнообразна, журналист сам волен выбирать способ ее получения), а содержание информации (т.е. отнесение информации к разряду государственной тайны или информации, доступ к которой ограничен). Поэтому делая мероприятие закрытым, необходимо четкая аргументация того, что за тайну необходимо сохранить: что там прозвучит такое, что специально охраняется законом. В связи с этим позицию Артура Парфенчикова, что мероприятие будет закрытым, т.к. дело касается «участников исполнительного производства» нельзя считать правовой. Полагаю, что имело место необоснованное воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов при сборе информации, нарушение 29 статьи Конституции РФ и Закона РФ «О средствах массовой информации».

Отметим, что глава надзорного органа республики – прокурор Карелии Карен Габриелян –не посчитал нужным присутствовать на этом резонансном совещании, на котором обсуждались вопросы, в том числе и о нарушении Закона.

Прессу на совещание не допустили. Фото: Тимофей Хидман
Прессу на совещание не допустили. Фото: Тимофей Хидман

Совещание длилось почти три часа, из-за закрытых дверей слышались громкие голоса, иной раз перераставшие в крик. Меры безопасности были созданы беспрецедентные, повсюду находились вооруженные бойцы группы быстрого реагирования ФССП. Примечательно, что в сторону кабинета, где проходило совещание, не пропускали даже самих сотрудников ФССП.

После окончания бурного совещания к главному судебному приставу России Артуру Парфенчикову наконец, пропустили журналистов. Он прокомментировал итоги и решение, которые были достигнуты в ходе переговоров:

Артур Парфенчиков. Фото: Тимофей Хидман
Артур Парфенчиков. Фото: Тимофей Хидман

«Мы не ожидаем быстрого исполнения судебного решения, потому что оно очень сложное, там есть несколько серьезных юридических и технических проблем, – рассказал Артур Парфенчиков. – В идеальной ситуации мы сможем приступить к работам не раньше весны 2017 года. Мы будем не сносить, мы должны реконструировать дом. Во-первых, нам нужен проект на снос с учетом обстоятельств того, что это снос пристройки, вмонтированной в жилой пятиэтажный дом со вскрытием периметра первого этажа в полном объеме. Во-вторых, решение суда предлагает нам восстановление этого здания в первоначальном виде. Поэтому мы сейчас должны предоставить проектировщикам проект здания в его первоначальном виде, мы должны его найти и получить ответ от проектировщиков, возможно ли в 2016 году привести в первоначальный вид здание, которое строилось, наверное, 50 лет назад. Так написано в решении суда – восстановить в первоначальном виде. Есть ли такие материалы, такие конструкции, которые были. Если нам скажут, что такой возможности нет, а подобные случаи уже были, то нам необходимо понять, что делать дальше. Пойдем за разъяснением в суд. Ну и, конечно, надо понимать, что все эти работы можно проводить в период времени между отопительными сезонами, надо проектировщикам поставить эту задачу. Ясно, что если мы вскроем здание в период отопительного сезона, то нам придется расселять пятиэтажный жилой дом. Проблема гораздо более серьезная, чем ее пытаются здесь представить. Я лично приехал для того, чтобы проводить это совещание. Цмугуновы исправно выполняют все требования приставов, пусть медленно, но исполняют, многое не от них зависит».

В своей речи Артур Олегович обронил очень любопытную фразу: «Нигде не доказано, что пристройка построена незаконно». Это как понимать? В свое время на суде было доказано, что протокол собрания жильцов дома, который «благословлял» строительство пристройки был подделан, с него и началось строительство. Правда, эти вопросы нужно задавать не главному судебному приставу России, а прокурору Карелии – как так получилось и почему никто не наказан? Но у Карена Карленовича и его ведомства, наверное, есть более важные дела. И, вероятно, если «копнуть» эту скандальную историю глубже, по всей видимости, в Карелии может случиться новый коррупционный скандал.

Незаконная пристройка к жилому дому в Петрозаводске. Фото: Валерий Поташов
Незаконная пристройка к жилому дому в Петрозаводске. Фото: Валерий Поташов

Выяснилось также, что на совещании присутствовал представитель еще одного истца, про которого ни кто ничего не знал. Позиция этого истца была не столь принципиальна, как у других жильцов дома.

Наш корреспондент так же попросил высказать свое мнение о результатах встречи на высоком уровне жильца дома Михаила Гошкиева:

Михаил Гошкиев. Фото: Валерий Поташов
Михаил Гошкиев. Фото: Валерий Поташов

«Я просто возмущен. Как гражданин и как взыскатель не могу понять: Парфенчиков приехал с целью защитить карельских приставов, выступить в роли адвоката Цмугуновых, подтвердить карельскую коррупцию или все же решить вопрос, когда будет исполнено решение Верховного суда Карелии? Сегодня на встречу не пустили ни жильцов дома, ни журналистов.  К моему соседу, ветерану Великой Отечественной войны Бакинову проявлено такое неуважение. Заслуженный человек как «сирота казанская» три часа сидел в коридоре. Единственный чиновник, кого я хочу поблагодарить, это Элла Александровна Памфилова. Она вникла в суть нашего вопроса, и только после ее вмешательства что-то начало сдвигаться с мертвой точки. Мы сказали Парфенчикову: «Вы же гарантировали несколько лет назад, что решение суда будет выполнено, что деньги в бюджете на это есть», а сейчас он отвечает: «Кризис, денег нет». Я сегодня столкнулся с таким юридическим нонсенсом со стороны приставов – это сомнение в правильности решения суда.  Восторжествует справедливость или нет говорить рано, но я все же надеюсь», – отметил Михаил Гошкиев.

Свою точку зрения «Чернике» выразил так же начальник управления аппарата при уполномоченном по защите прав человека в России Тарас Федотов:

Тарас Федотов. Фото: Алексей Владимиров
Тарас Федотов. Фото: Алексей Владимиров

«Когда Элле Александровне начали поступать жалобы из Карелии, что не предпринимаются никакие меры по исполнению решения суда, и что нарушаются права граждан, она взяла эту ситуацию под личный контроль. Было составлено заключение, что права граждан действительно нарушаются. Сотрудники нашего аппарата уже несколько раз выезжали в Петрозаводск по этому вопросу. Элла Александровна попросила Парфенчикова приехать на место и лично разобраться в этой истории. Это элемент контроля деятельности службы судебных приставов с нашей стороны. Об итоге сегодняшней встречи можно сказать, что если раньше никаких действий практически не совершалось, то сейчас стал хотя бы понятен план, по которому нужно действовать и который можно контролировать в дальнейшем. Если раньше нашей задачей было организовать выполнение решения суда, то сейчас вырисовывается какой-то график, как это будет выполняться. А с нашей стороны мы уже четко представляем, что и как мы будем контролировать в деятельности ФССП по этому вопросу. Как эта история будет дальше продолжаться – посмотрим. Если все будет плохо, будем реагировать. Мы на постоянной связи с гражданами, с уполномоченным по правам человека в Карелии. Нам граждане сообщают много чего, что здесь происходит. Граждане всегда могут позвонить уполномоченному по правам человека в России, естественно через омбудсмена в Карелии».

Корреспондент «Черники» поинтересовался, как представитель уполномоченного по правам человека в России относится к тому, что на встречу не пустили журналистов

«Я считаю, что не стоило разделять. Является ли человек стороной исполнительного производства или нет. Потому, что ситуация, которая сейчас образовалась уже вышла за рамки сугубо исполнительного производства, а приобрела характер общественного резонанса. Собственно, задачей сегодняшнего совещания было рассказать с какими проблемами столкнулись приставы при исполнении решения суда, не сидеть по принципу «и не может исполнить и не исполнить нельзя», потому что постоянно «клюют» со всех сторон. Нужно наоборот больше открытости. Приезд Парфенчикова, это уже позитивный шаг, а раз приехал, то уж будь добр вести открытый разговор», –  ответил Тарас Федотов.

Загрузка...


Алексей Владимиров
Журналист. По его словам, в журналистику попал случайно, но как-то затянуло. Сотрудничал и сотрудничает с Агентством журналистских расследований (Санкт-Петербург), газетой «Совершенно Секретно» и другими федеральными СМИ. Лауреат четырнадцатого профессионального конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Золотое перо» в номинации «Лучшее журналистское расследование» за 2008 год.